7Я. Краткий курс

7 ролей коллектива. 7 ликов души. 7 типов характера.

© Татаров Николай Михайлович 1994–2018 гг.
Текст книги, таблицы, схемы и логотип 7Я защищены авторским правом.
Книга представлена в ознакомительных целях.
® СЗФ РАО № 84 от 06.10.1995 г. и № 342 от 04.11.1997 г.


Нельзя не заметить, что всякий раз, когда в мифах и легендах, сказках и поговорках заходит речь о коллективе, непременно возникает число 7 как количество членов коллектива.

Вот, к примеру, сказки:

Вот фильмы:

Вот народные присловья и поговорки:

Древним культурам свойственно почитание 7 великих мудрецов, например:

Повесть «О СЕМИ мудрецах» в различных переработках была известна на Ближнем Востоке, в Персии, Византии, Европе и др.

Боги тоже живут коллективами, поэтому древним религиям свойственно семибожие – пантеоны состоят из 7 верховных богов. Например:

Показателен миф о сотворении людей богиней Нинти из древнешумерского эпоса «Атрахасис»:

Можно ещё вспомнить греческую трагедию «Семеро против Фив», вспомнить о 7 сёстрах-плеядах дочерях Атланта, которых Зевс превратил в созвездие, о 7 сыновьях и 7 дочерях Гелиоса, о 7 святых ветхозаветных мучениках (7 братьев Маккавеев), о 7 ангелах Апокалипсиса, но красноречивее всего о количестве членов коллектива говорит слово «семья», в котором явно содержится число 7. Семья – это (семь Я).

7 ролей коллектива – это факт, наблюдаемый человечеством на протяжении всей истории и потому отражённый в культуре, традициях и религиях народов мира.

Семья – не просто коллектив, связанный узами брака и родства. Семья – это обязательно сложившийся, притёртый коллектив. Известно: если характеры никак не притираются, то семья непременно разрушится, и никакие узы родства или брака её от распада не удержат.

Любой коллектив – это не просто набор некоторого количества членов. Коллектив обладает внутренним устройством – системой отношений между его членами. Отношения внутри коллектива выстраиваются не сразу. Каждому человеку надо найти своё «место» в коллективе, каждый должен занять своё «положение», должен получить свою роль. «Места», «положения», роли – это всё одно и тоже. А всего в коллективе 7 «мест» («положений», ролей).

Люди, умудрённые жизненным опытом, знают, что в коллективе надо себя «поставить». Это значит, что своим поведением надо заявить о претензиях на вполне конкретное «положение» в коллективе. Однако не всем может понравиться притязания на это «положение». В ответ человеку могут «указать его место». А могут и «поставить на место». И это будет вовсе не то место, на которое человек хотел сам себя «поставить».

В процессе притирания людей в коллективе между ними идёт борьба за роли, за «места», за «положения». Происходят ролевые разборки и выяснение отношений. Если человеку в коллективе предложена или навязана роль, не соответствующая складу его характера, то у него возникает душевный дискомфорт. Он стремится изменить отношение к себе, пытается изменить своё положение в коллективе. В итоге, он либо добивается другой роли, либо смиряется с предложенной или навязанной ему ролью («стерпится – слюбится»). А иначе ему приходится покинуть этот коллектив, и тогда про него говорят: «Не ужился в коллективе». В производственных коллективах говорят: «С ним не сработались».

В конце концов члены коллектива притираются друг к другу и отношения между ними стабилизируются. Коллектив со сложившимися и устоявшимися отношениями называют притёртым, сложившимся коллективом. В таком коллективе все роли заняты и, самое главное, – занимаемые роли устраивают всех членов коллектива.

Каждый коллектив стремиться стать сложившимся и притёртым коллективом. А поскольку в коллективе 7 ролей, то коллектив стремиться к тому, чтобы состоять из 7 членов, из 7Я. Именно отсюда и возникло слово «семья».

Если в коллективе членов меньше, чем 7, то коллектив стремиться приобрести членов на незанятые (вакантные) роли, а если число членов в коллективе больше, чем 7, то коллектив стремится избавиться от лишних членов.

Говорят, что семья – ячейка общества. Это верно. Сложившийся, притёртый коллектив – это ячейка общества. А каждый сложившийся, притёртый коллектив состоит из 7 членов, из семи Я.

    ЯЗЫК ЧУВСТВ И ОТНОШЕНИЙ

Теперь о том, откуда вообще берутся роли. Кстати, везде в этой книге под словом «роль» понимается не роль театра или кино, а психическая роль.

Между собой люди общаются не только на языке слов, но и на языке чувств (эмоций, настроений). А язык чувств – это язык отношений. Не случайно вопрос: «Как ты относишься?» – это всегда вопрос: «С каким чувством ты относишься?». Поэтому в ответ называют какое-то чувство. Говорят: «Я отношусь с восхищением (презрением, радостью, гордостью, недоверием, завистью, ненавистью, восторгом, ужасом, удовлетворением и т. д.)».

Отношения и, следовательно, чувства, имеют ролевую природу. Они, явно или неявно, но всегда связаны с «местами», «положениями», ролями. Тоном речи, жестом, мимикой, позой, которыми люди выражают свои чувства и отношения, можно «указать человеку его место», а можно и «поставить человека на место». Другое дело, что в ответ можно услышать: «Ты за кого меня принимаешь? В каком тоне со мной разговариваешь?!» Такой ответ означает, что человеку не нравится та роль (то «место»), которую ему указали, не нравится то «место», на которое его «ставят».

У каждого чувства, кроме силы (глубины), есть ещё и ролевая направленность. Каждое чувство – это отношение, обращённое от одной роли к другой. Переживая некоторое чувство, человек находится на той роли, с которой это чувство связано. При этом, обращаясь к другому человеку с этим чувством, он предлагает (указывает) ему занять ту роль, к которой адресовано это чувство.

С каждой ролью связаны 3 чувства (эмоции, настроения, состояния души). В итоге же, 7 ролей связаны между собой 21 чувством, составляющим базовый набор чувств. Из этого набора складываются все перипетии отношений и переживаний, подобно тому, как из букв складываются слова и предложения. Существует схема отношений между ролями и ролевая запись чувств, которые активно используются в ролевой теории чувств и отношений.

Любые отношения – это всегда ролевые отношения. Психические роли – внутри каждого из нас. 7 ролей – это 7 начал каждого человека, это 7 его первородных сил, это 7 «полюсов» его души, это 7 «закоулков», 7 «закутков» души. 7 ролей коллектива – это лишь проявление семи Я, живущих внутри каждого человека.

Но вернёмся к коллективу…

Чтобы стать частью коллектива человеку надо войти в коллектив на какой-то роли. Вопрос лишь в том, на какой именно роли? Обычно в коллективе есть занятые роли, а есть и незанятые (вакантные) роли. И тут оказывается, что абы какая роль человеку не подходит. Не все роли для него одинаково приемлемы. Есть роли, которые ему нравятся, а есть – которые не нравятся. От чего это зависит? – От склада характера.

Люди разные. У каждого человека свой склад характера, свой набор душевных качеств, свои особенности нрава. Качества души, черты характера, особенности нрава, склонности натуры – это всё одно и то же, это ролевые предпочтения человека. Каждый человек стремиться занять в коллективе наиболее предпочитаемую им роль или хотя бы одну из приемлемых для него ролей. Другое дело, что не всегда такие роли ему предлагают. Бывает, что эти роли уже кем-то заняты.

Наиболее предпочитаемая роль – это доминанта характера. Она определяет тип характера, поэтому её называют ещё сущностью характера, сущностью души или попросту сутью человека. Вопросы: «Какой у него характер? Какой у него тип характера? Какова суть его души? Какова суть этого человека» – это всегда вопросы о том, какая роль доминирует в характере этого человека.

Чувства, связанные с доминирующей в характере ролью, порождают ведущие черты характера человека. Например, чувства, связанные с ролью Кумира - гордость, радость и благодушие, – порождают соответствующие качества души: заносчивость (надменность, превосходство), праздность (радушие) и лень (самоуспокоенность, самодовольство). Если роль Кумира доминирует в характере человека, то эти черты характера будут ведущими чертами его характера.

Разумеется, характер человека не сводится к доминанте характера (к самой любимой роли). Каждому человеку знакомы все роли, в каждом человеке живут 7 его Я. Однако в характерах разных людей различное соотношение этих семи Я. Некоторых Я в характере переизбыток, а других Я недостаток. Например, есть люди, в характере которых переизбыток шкурности и хитрости, а героизма и жертвенности недостаток. А у других иначе: заносчивости, кумирства переизбыток, а твёрдости и настойчивости нехватка.

Чтобы выяснить склад характера человека надо:

  1. Сначала надо выявить превалирующие роли, надо выяснить, качеств каких ролей (каких «Я») в характере переизбыток, а каких – недостаток;
  2. Затем надо распределить роли по степени их предпочтительности для этого человека. Наиболее предпочитаемая роль – это доминанта характера (основное «Я» человека), менее предпочитаемая роль – его второе «Я», ещё менее предпочитаемая роль – его третье «Я» и т. д.

В итоге можно составить психический портрет человека, т. е. портрет его души.

На рисунке ниже изображён древнеславянский бог Ругевит. 7 голов Ругевита под шляпой – это 7 его Я. Верхняя голова Ругевита – его основное Я (доминанта его характера). Две головы ниже – это две другие роли, превалирующие в его характере (два других Я Ругевита).

Cледует заметить, что семиликому идолу поклонялись не только западные славяне. Ненцы тоже поклонялись своему семиликому идолу Вэсако на острове Вайгач.

7 ролей порождают 7 типов характера (7 психотипов). Это происходит так. Получив в коллективе роль, человек постепенно свыкается с нею и роль становится ему привычной. Пребывание на роли не проходит бесследно. Вместе с ролью человек получает и связанный с нею набор чувств, которые начинают проявляться в тоне речи, в жестах, мимике и позах. Постепенно они закрепляется в манерах и привычках, и, в конце концов, становятся чертами его характера. Так роль становится доминантой характера человека. Поговорка: «Посеешь поступок – пожнёшь привычку, посеешь привычку – пожнёшь характер…», – описывает процесс превращения занимаемой роли в доминанту характера.

Существует связь между складом характера человека и особенностями его организма. Например, добродушного весельчака всегда изображают толстым, хитреца – с длинным носом, а умника – в очках. Говоря про силача, обязательно подчеркнут его простоватость, скажут: «Сила есть – ума не надо». Но ярче всего о связи характера с особенностями организма говорит слово «шкурник» и производные от него: «шкурность», «шкурные замашки», «шкурные интересы». Слово «шкурник» – оно хоть и связано со шкурой (кожей), но говорит о вполне определённых чертах характера.

Подмеченную народом, а, значит, реально существующую связь характера человека с особенностями его плоти можно объяснять по-разному. Однако для понимания склада характера важен лишь сам факт существования такой связи, а её природа (физиологический механизм) не имеет значения.

Ну а теперь, наконец-то, о семи Я – о 7 ролях и о 7 типах характера. Это 7 колоритных, хорошо узнаваемых типажей. Каждый человек легко узнаёт в них своих родных и близких, друзей и знакомых, соседей и сослуживцев. Узнает и себя самого, ибо 7 ролей – это 7 ликов, 7 сущностей, 7 ипостасей каждого человека.

Рассказ о ролях ведётся по схеме: роль – чувство – душевное качество (черта характера) – манера поведения (поступки). Т.е. чувство, связанное с ролью, порождает душевное качество (черту характера), которое, в свою очередь, порождает поступки и манеру поведения.

© Логотип 7Я, а также все его изображения защищены авторским правом и являются собственностью Татарова Николая Михайловича – автора этой книги.

Есть люди с «горячими сердцами» и «пламенной» душой. Это «пламенные» борцы и «пламенные» ораторы. У них «пламенные» речи и «пламенные» идеи. Пламенность называют «пылом», «огнём», «жаром» души, а людей, у которых «вместо сердца пламенный мотор» называют героями.

Роль Героя связана с энергетикой организма. Люди, в характере которых доминирует роль Героя, – это люди с повышенной энергетикой, с большим запасом жизненных сил. Это активные, энергичные люди.

Это «горячие» люди. Они плохо переносят жару. Они любят холод, мороз, зиму – как пушкинская Татьяна из «Евгения Онегина»:

Их тянет к прохладе, к воде. Они любят купания и другие развлечения с водой.

Вода – самая таинственная жидкость природы, выполняет важную роль в энергетике организма. Воде, как источнику силы, уделяется много внимания в сказках и былинах. Например, Илья Муромец обретает богатырскую силу после того, как волхвы дают испить ему три ковша воды. Кощею Бессмертному удаётся обрести былую силу и разорвать цепи после того, как он выпивает три ведра воды.

С ролью Героя связаны три чувства: вдохновение (азарт, кураж), скука (хандра) и нежность (жалость).

Чувство вдохновения – это чувство азарта, страсти, упоения, окрылённости, удали, куража, драйва.

Вдохновение называют приподнятым настроением, называют состоянием лёгкости, свежести, бодрости духа. В приподнятом настроении человек идёт «летящей походкой». Вдохновение «расправляет крылья души», даёт «взмахнуть крылами души». Это состояние влюблённости – не зря говорят, что любовь окрыляет.

Вдохновение порождает такую черту характера, как «взлётность» – желание и способность выходить за рамки обыденного, подниматься над текучкой повседневности. Чувство вдохновения рождает желание летать.

Вдохновение – это чувство свободы. Когда на человека снизошло вдохновение, то говорят, что человек поймал кураж, говорят, что у него озорное настроение. Он начинает импровизировать. Он обретает спонтанность и непосредственность действия. Он становится раскованным и раскрепощённым.

Вдохновение – это творческое начало в человеке. Это чувство душевного, творческого подъёма. Часто во время душевного, творческого подъёма человек мечется с «горящими глазами», не находя себе места.

Чувство вдохновенья хорошо передано в известном шедевре русского романтизма – «Песне о Буревестнике».

Чувство вдохновения рождает стремление окунуться в бурю, купаться в ней, отдаться ей полностью, без остатка. В таком состоянии души человек, раскинув руки, прыгает в траву, выбегает в грозу под струи ливня, глотает их, пытаясь обнять разбушевавшуюся стихию. С таким чувством летят, скачут по простору степи молодые кони, резвятся и озорничают щенки.

Эти люди склонны жить и действовать на пределе своих сил и возможностей. Именно им подходит принцип карма-йоги: «Действуй на пределе – и ты перешагнёшь свои пределы».

Герои – это увлекающиеся люди. Крайне опасно ехать в автомобиле, если за рулём находится человек с героическим характером. Он не может ехать спокойно, у него «глаза горят». Ему нужен кураж, драйв. Он обязательно устроит лихую, рискованную гонку.

Люди с героическим характером стремятся к экстремальным, чрезвычайным ситуациям. Они всегда идут на обострение ситуации. Только в предельно острой, критической обстановке, в ситуациях, связанных с опасностью и риском, они могут выплеснуть свою энергию и испытать драйв, испытать чувство азарта и вдохновения.

Люди с героическим характером постоянно лезут в огонь и воду, ввязываются в драки и войны, участвуют в рискованных авантюрах и приключениях, в бунтах и революциях. Они покоряют горные вершины, взлетают к небесам, опускаются ко дну морей, ходят с рогатиной на медведя. Главное – они не могут и не хотят жить спокойно. Всё, что не связано с предельным риском, – для них смертельная скука:

Герои – это правонарушители, бунтари, экстремисты, революционеры. Ведь бунты и революции – это социальные бури. Героев тянет в самую гущу событий, в самое пекло, на самое острие атаки. Не случайно «Песнь о Буревестнике» была гимном революционной молодёжи начала XX века.

Удел Героев – это смертельный риск и азарт атаки. В поэме А.С.Пушкина «Полтава» описано чувство боевого вдохновения у Петра I.

«Стремление к опасности лежит в основе всех великих страстей» – говорил Анатоль Франс.

Притягательность трудностей и опасностей для героического характера отражена в одной из песен альпинистского цикла В.Высоцкого:

А ведь с обывательской точки зрения нет ничего более неразумного, чем бесполезное и опасное лазанье по горам или хождение в ненужные походы. Для обывателя куда разумнее и цивилизованнее провести время на даче, в доме отдыха или на курорте у тёплого моря. И незачем прыгать зимой в ледяную полынью, если можно культурно и с достоинством провести время в тепле и уюте за хорошим столом.

Люди с огнём в душе всегда устремлены вперёд, ввысь, в «небеса обетованные». Они вечно живут в поиске нового, хватаются за всё сразу. Глаза у них горят озорным, «бесовским» блеском. Они максималисты – ни в чём не знают меры. Им синица в руках не нужна – подавай журавля с неба. Они – «из огня да в полымя». В их правилах «любить – так королеву, украсть – так миллион», «гулять – так гулять, стрелять – так стрелять», «либо грудь в крестах – либо голова в кустах». В своих стремлениях они неудержимы.

Жизнь человека с героическим характером – это «колесо Фортуны». Он может выиграть, а может проиграть; может победить в бою, а может и потерпеть поражение, может украсть миллион и любить королеву, а может и лишиться головы. Он сегодня богат, завтра нищ, а после – снова при деньгах. Однако достаток, богатство, общественное положение, мнение окружающих, впрочем и само наличие мнения, равно как и отсутствие такового, Героев не интересует. И вообще любой результат их авантюр не имеет для них никакого значения: «Движение – всё, цель – ничто». Герои не ценят того, что сделали, и не берегут того, чего достигли. Людям с героическим характером необходимо только одно – чувство азарта, вдохновения, куража, драйва. И только ради этого чувства они лезут на рожон, ищут приключений на свою голову. Про них говорят «буйные», «бешеные», «неуёмные», «неприкаянные».

На расспросы обывателей: «Ну что тебе неймётся, что не живётся как всем? Ведь не солидно это, недостойно. Пора бы остепениться да за ум взяться», – Герои иногда рассказывают легенду из понятных обывателям представлений. О том, что им якобы нужна слава, нужны деньги и прочее, но на самом деле ничего этого Героям не нужно. Герою нужна буря и накал страстей, а безмятежный обывательский покой, даже обставленный всевозможными удобствами, Героям не нужен.

Герои – это очень азартные, увлекающиеся игроки. Для них всё в жизни – игра. Любой риск, любая опасность – не более чем игра. И чем больше в этой игре противников, чем труднее – тем увлекательнее, тем интереснее. Война для них – это тоже игра. Герои – это мальчишки, не наигравшиеся в детстве в войну.

В одежде и быту люди с героическим характером склонны к беспорядку. Собственный внешний вид их не интересует. Одежда у них может быть с пятнами и дырками. Не зря говорят: «Герой – штаны с дырой!»

После прогулки у детей с героическим характером одежда изорвана, локти и колени разбиты, а сами они мокрые и грязные. Им лишь бы носиться, беситься и бузить. Такие мальчишки всегда играют в войну, а девчонки больше играют с мальчишками, чем с другими девочками.

Люди с пламенной душой отличаются большой страстностью, жаром чувств. У них все чувства огненные, окрашенные пылом души. Они уж если любят так любят, веруют так веруют, ненавидят так ненавидят, ревнуют так ревнуют. У них всё через край, и все чувства тоже через край. Горячие они, а не хладнокровные. Например, в «Песне о Буревестнике» вместе с чувством азарта и вдохновения Буревестник выплескивает и радость, и гордость, и смех, и гнев…

Роль Героя можно также называть ролью Страстного, а людей, с характере которых доминирует роль Героя, людей, со страстной, пламенной душой, можно называть «пассионариями», от латинского «passio» – «страсть». Термин «пассионарий» ввёл Л.Н.Гумилёв в работе «Этногенез и биосфера Земли».

Всё страстное, азартное, вдохновенное называют зажигательным – зажигательный танец, зажигательная музыка. Если человек что-то делает с азартом, с огнём в душе, то говорят, что он «зажигает», «жжёт». У человека с «огнём» в душе и глаза «горят огнём», и работает он «с огоньком».

Вдохновение, страсть, азарт, кураж, драйв – это и есть тот самый «пыл», «жар», «огонь» души. Зажигательность является свойством героического характера. Люди с героическим характером «зажигают» окружающих, заражают их своей энергией, своей страстью и пламенностью. Окружающие начинают действовать так же энергично, как Герои, хотя им самим такое поведение не свойственно и в отсутствие Героев они не проявляют творческой активности, азарта и вдохновения. Герой – это заводила. Ребёнок с героическим характером обязательно «поставит на уши» свою группу детского сада, класс школы, отряд пионерского лагеря.

Способность людей с героическим характером зажигать других огнём своей души, увлекать за собой коллектив называют «харизмой». Все революционные вожди и лидеры были харизматическими лидерами – других лидеров в революциях не бывает. Не зря их называли пламенными революционерами.

Сейчас наиболее растиражирован образ Героя-революционера с горящими глазами – Че Гевара.

Герой – это вожак, лидер, но не «формальный», не назначенный, а харизматичный лидер. За ним идут не по приказу, не по принуждению, не из шкурных интересов, а идут по велению сердца, по велению души. Идут хоть на край света. Помогают ему во всёх делах и начинаниях.

В любом царстве ханжества, подлости и лицемерия Герои находят верных друзей. В сказках нежданные помощники приводят Герою могучего коня, дают волшебный меч и чудесную кольчугу, шапку-невидимку и сапоги-скороходы.

Герой – это энтузиаст, инициатор, зачинатель дел. Если в коллективе нет человека, который «горит на работе», то все дела постепенно замирают и останавливаются. Поэтому стержень корпоративной философии успешно действующих компаний – это ставка на заводилу-энтузиаста.

Скука, хандра, томление души, истома – это другое чувство, связанное с ролью Героя..

Скука (хандра) приходит когда всё приелось, надоело, опостылело. Скука – главный враг людей с пламенной душой, с героическим характером. Она преследует их всегда и повсюду. Как пушкинского Евгения Онегина:

Скука, хандра, «как тень иль верная жена» повсюду преследует их, и они бегут от неё «на край света», ввязываются в любые авантюры – ищут приключения на свою голову.

Скука и вдохновение – вот «кнут» и «пряник», которые гонят и влекут Героя. Он бежит от скуки и стремится к приключениям, к новому и неизведанному, к рискованному и опасному, к тому, что даст ему состояние азарта, вдохновения, окрылённости, куража.

Сказки народов мира повествуют о подвигах героев: царевичей и принцев. Но вот вопрос: отчего же этим принцам да царевичам дома не сидится? Ведь дома дворец, замок с палатами. Там прислуга, искусные повара и мягкие постели. Там подхалимы и угодники, поклонники и поклонницы. Казалось бы: ну если неймётся, то поскакал бы вокруг замка-дворца, а на ночь – домой почивать в тепло и уют, под защиту высоких стен и стражи. А у ворот толпа почитателей с лаврами и восторгами. А сам – на коне, в шляпе с перьями, в шитой золотом одежде, достойный и благоразумный.

Так отчего же Герои отправляются в опасный путь, в грязь, в стужу и другие дискомфортные условия? Да оттого, что скучно им дома во дворце да на празднике, в тепле и уюте. Хоть их и пытаются развеселить, но не веселья Герои ищут. Оттого и бегут Герои из дворцов: от смертной скуки – к азарту и вдохновению, к буре и риску.

Когда говорят, что старое уже приелось, надоело и наскучило, что хочется нового, свежего, оригинального – это типичный позыв героического начала души.

Скука, преследующая Героев повсюду, причина того, что они лишь начинают дела, но не продолжают и, тем более, не завершают их. Людям с героическим характером скучно продолжать и завершать ими же начатые дела. Они быстро «загораются» новым делом и, увы, столь же быстро «остывают», охладевают к нему и бросают начатое. Они всё начинают, но ничего не завершают – скучно им доводить и отлаживать.

Люди с героическим характером ненавидят выходные и праздничные дни. Они не знают, куда деть себя от скуки, – хоть волком вой. Поэтому специально для них на праздниках устраивают забавы и состязания.

Героическое начало в большей степени свойственно молодым – ведь в юности и молодости организм человека полон сил и энергии, а с возрастом энергетика организма ослабевает. Поэтому очень важно делать обучение детей и молодёжи увлекательным – ведь для людей с героическим характером скучно всё, что для них не является интересным, увлекательным. Каждый учитель знает: как только ученики утратят интерес, они тут же начнут шуметь и развлекаться самостоятельно. Никакой строгостью внимание учеников не удержать – только интересом.

Где можно увидеть много Героев? – На детской площадке. Там дети в непрерывном движении. Они страстно и увлечённо бегают, играют, носятся…

Томительное ожидание для Героев невыносимо. Они не могут долго усидеть на одном месте. Они нетерпеливы, непоседливы. Говорят, что у них «шило в жопе». Они хотят постоянно двигаться. Так ведёт себя не только большинство маленьких детей, но и многие взрослые люди. Есть люди, которые, например, не могут лежать на пляже. Они хотят что-то делать: купаться, играть в волейбол или футбол. Они должны куда-то девать свою энергию, на что-то её растрачивать.

Роль Героя не предназначена для обыденной жизни. Поэтому люди с героическим характером часто не находят себе места в обществе. Они изнывают от скуки – и тут подстерегает их самая главная беда – алкоголь. Алкоголь временно активизирует энергетику организма, вызывает чувство азарта и вдохновения, которое постоянно ищут Герои. Не находя себе места в обывательском мире, они пьют и, увы, спиваются.

Героический склад характера встречается у всех одушевлённых существ: у мужчин и женщин, у людей и животных. В 1966 году на Мосфильме был снят фильм «Крылья» про женщину с героическим характером. Этот фильм о трёх днях из жизни бывшей военной лётчицы, а ныне директора ПТУ Надежды Петрухиной. Давно окончилась война, но для героини фильма, бывшей лётчицы, только те годы и были наполнены подлинным смыслом. Война для таких, как она, стала одним из высших проявлений человеческого духа. Поэтому героиня и вспоминает войну с ужасом и вместе с тем как свой звёздный час. Она, на её беду, так и не смогла перестроиться и теперь со своим максимализмом и жертвенностью выглядит порой неуместно, а то и нелепо. Она глубоко переживает разлад с действительностью. Ей никак не удается приспособиться к этой мирной, обыденной жизни…

Кроме скуки и вдохновения с ролью Героя связано ещё и чувство нежности.

Сюжеты рыцарских романов построены по типовой схеме: Герой (например, рыцарь) обычно странствует в поисках приключений (например, чтобы сразиться со Злодеем, с драконом). При этом у Героя, кроме верного друга, ещё непременно есть возлюбленная, есть «дама сердца», к которой Герой-рыцарь питает нежные чувства.

Чувство нежности порождает стремление приголубить, приласкать, пожалеть. Поэтому возлюбленных, независимо от их реальных размеров, называют уменьшительно-ласкательными именами: «крошка», «киска», «пупсик», «ласточка», «котёночек» и т. д.

Чувство нежности может быть адресовано не только любимой женщине. С нежностью мать берёт на руки своего ребёнка, гладит и целует его, собака вылизывает своих щенят, а кошка – котят.

Нежность сопряжена с лаской, желанием взять на руки и укрыть от невзгод. На руки берут детей. На руках носят возлюбленных. Чувство нежности испытывает маленький ребёнок, когда кладёт с собой в постель на ночь любимого плюшевого мишку, обнимает его, гладит и нежно укрывает одеялом, чтобы тот «не замёрз».

Символом героического стремления спасти, укрыть и уберечь является памятник воину со спасённым ребёнком на руках, установленный в берлинском Трептов-парке.

Почему Герой защищает слабых, спасает их, помогает им в беде? Потому что Герой жалеет слабых.

Нежность называют милым чувством или чувством умиления. Нежно любимых называют милыми. «Смилуйся, пожалей, окажи милость» – так говорят, когда обращаются к этой части души человека. От жалости подают милостыню.

Чувство жалости порождает такое качество души, как милосердие. «Сестрами милосердия» называли медсестёр в первую мировую войну. Сестры милосердия относились к раненым с жалостью.

Души мужчин и женщины, равно как и души всех остальных одушевлённых существ, устроены одинаково. Нет исключительно мужских или исключительно женских чувств, нет исключительно мужских или исключительно женских ролей. Бывают и женщины с героическим характером. Такая женщина «…коня на скаку остановит, в горящую избу войдёт».

Женщину с огнём в душе воспел В.Высоцкий в одной из своих песен альпинистского цикла:

В характеристике героини песни указаны качества души, связанные с героической доминантой характера: вдохновенность, нежность, ласковость, а также харизматичность – способность вести за собой (к ней обращены слова: «за тобой тянулся из последней силы я»).

Женщин с героической доминантой характера называют «роковыми женщинами». Из-за них «теряют голову», «сходят с ума от страсти», ими увлекаются, их ревнуют, из-за них стреляются на дуэли, кончают жизнь самоубийством, пускают по ветру состояния, грабят банки, поднимают мятежи, свергают правительства и совершают революции. Встретить роковую женщину – полжизни потерять. Всю душу перетряхнёт.

Рассматривая портреты и фотографии известных роковых женщин, изучая свидетельства о них современников, можно заметить, что большинство из них не отличались внешней красотой. Роковые женщины привлекают не внешней красотой, а внутренним огнём.

Энергетическая система организма отвечает за сексуальность и половые способности. Не зря чакру «свадхистхану» (центр энергетической системы организма) называют половой чакрой. Люди с героическим характером отличаются неуёмной склонностью к сексу. У женщин с развитой энергетической системой иногда даже на расстоянии ощущается жар, исходящий от чакры «свадхистханы». Не случайно утроба, где женщины вынашивают детей, расположена вблизи этой чакры. Про таких женщин говорят, что они беременеют от первого поцелуя.

Вообще говоря, за словом «любовь» могут скрываться разные чувства. Поэтому обычно к слову «любовь» добавляют некий эпитет – указывают оттенок, тип, вид любви. Людям с героическим характером свойственна пылкая любовь и нежная любовь. Про Героя-любовника не зря говорят: «Он страстен и нежен», – ибо пылкость, страстность и нежность связаны с одной и той же ролью Героя.

Но, как известно, Герой-любовник – он не только страстный и нежный, но ещё и ветреный. Пушкинская Лаура из «Каменного Гостя» не зря называла Дона Гуана «мой ветреный любовник». «Объект страсти и нежных чувств» у Героя часто меняется. Один и тот же «объект любви» быстро Герою приедается, становится скучным, а люди с героической доминантой характера не переносят скуку. Скука гонит их прочь. Оттого их любовь изменчива.

У людей с героическим характером иногда встречается так называемый «комплекс Казановы». Им нужно, чтобы достижение желанной цели было сопряжено с опасностью и риском. Без страсти секс им скучен – ведь им нужна буря страсти, шквал чувств.

Каждому человеку известны чувства, связанные с ролью Героя: вдохновение, скука и нежность. В каждом человеке есть героическое начало. Другое дело, что в одних людях этого героического начала много, а в других – мало.

С возрастом энергетика организма ослабевает, героическое начало убывает, чувства остывают. Про человека утратившего пыл души раньше обычного говорят:

Героическое начало называют энергией жизни. Про людей, в характере которых не хватает героических качеств, говорят:

От скуки и от таких «кукол восковых» пушкинский Дон Гуан сбежал в Мадрит.

Когда Лев Николаевич Гумилев защищал диссертацию по пассионарной теории этногенеза, один из членов диссертационного совета спросил его: «Вы можете на пальцах объяснить, кто такие пассионарии?». «Поймите! Не все люди шкурники», – ответил Гумилев. Это верно. Не все люди шкурники. Есть и «Герои-пассионарии». Однако и шкурники тоже существуют. О шкурниках речь пойдёт в следующем параграфе.


Есть люди, которых называют «шкурниками». Согласно толковым словарям русского языка (Ожегов, Кузнецов, Ушаков), Шкурник – человек, который заботится только о себе, только о своем благополучии, о своих личных выгодах. Слово «шкурник» и производные от него: «шкурность», «шкурная» душа, «шкурные замашки», «шкурные интересы», «шкурные побуждения» – они хоть и связаны с частью тела (с кожей, шкурой), но говорят о вполне определённых чертах характера. Иначе говоря, существует связь между шкурным характером человека с особенностями его организма.

А.Н.Толстой в романе «Гиперболоид инженера Гарина» подметил связь между чувствительностью кожи (шкуры) и жадностью к деньгам у дельцов-бизнесменов.

Шкурники обладают повышенной восприимчивостью нервной системы и быстротой реакции. Повышенная чувствительность кожи у Шкурников, возможно, связано с тем, что к поверхности кожи выходит много нервных окончаний.

С ролью Шкурника связаны три чувства: жадность (алчность), недоверие (подозрительность) и тревога (озабоченность, обеспокоенность).

Связанное с ролью Шкурника чувство жадности, алчности, вожделения рождает стремление обладать предметом вожделения. Жадность и алчность постоянно подхлёстывает Шкурника использовать свой шанс, не упустить добычу, успеть хапнуть, опередить других, вовремя рвануть к себе. Оттого Шкурников называют хапугами и рвачами. У них очень развит «хватательный рефлекс».

Шкурник – любитель дармовщины и лёгкой наживы. Шкурная жадность, желание хапнуть по дешёвке порождает ажиотажный спрос, когда выкидывают дефицитный товар. Когда алчущим бросают «на драку-собаку» предмет их вожделения, то они, подхлёстываемые жадностью, устраивают между собой шкурную грызню.

Жадность является источником зависти: «другой хапнул, ему досталось, а мне нет!» – завидно. Про Шкурника говорят: «Глаза завидущие, руки загребущие».

Шкурник – он не только рвач и хапуга, он ещё жадина и жмот, он скряга и скупердяй. Шкурники очень не любят слово «купить», потому что «купить» означает «отдать деньги». Им больше нравится слово «приобрести», т. е. «раздобыть», «достать», «найти», «получить в дар», «украсть» и лишь в самом крайнем случае, хорошенько поторговавшись, – «купить».

Если Шкурник что и покупает, то только по дешёвке. Он лишнюю копейку не заплатит. Прежде чем что-либо купить, Шкурник всегда найдёт самую низкую цену. Он всегда знает что, где и почём. Такое можно заметить у Иуды. Вот что говорится в Евангелии от Иоанна:

Иуда, который в итоге продал Иисуса за 30 сребреников, был казначеем в компании Иисуса и его апостолов: «он имел при себе денежный ящик и носил, что туда опускали». Тяга к деньгам – это очень шкурная склонность натуры.

Шкурник – вор. Либо явный вор, либо вор в глубине души. У Шкурника всё «само» липнет к рукам. Если растяпа постоянно всё теряет, то у Шкурника, напротив, всё как бы само собой накапливается.

Шкурник – барахольщик. Он тащит в дом всё, что попадётся, всё, что «плохо лежит». Его дом завален неиспользуемым барахлом. При переезде в другой дом со Шкурником переезжают и коробки с барахлом. Есть лишь один способ заставить Шкурника избавиться от барахла – уговорить продать. Но задёшево барахло он не продаст.

Пример шкурной женщины – Коробочка из гоголевских «Мёртвых душ», которая думала, как бы не продешевить, хотела подороже продать «мёртвые души». Другой пример Шкурного персонажа – белка из мультфильма «Ледниковый период».

Понятие о собственности – представление о «вечном и неотъемлемом» праве человека на частную собственность – выросло из шкурного чувства жадности: «Моё! Не дам!». Шкурники – ярые собственники, рьяные апологеты частной собственности.

Свою супругу (или супруга) Шкурник тоже считает своей собственностью. Брак у Шкурников всегда по расчёту. Шкурники любят заключать брачный контракт. Для них брак – это сделка «ты – мне, я – тебе». При разводе Шкурник обязательно постарается выторговать побольше барахла.

Шкурники очень ревнивы. Ревность – тоже порождение жадности. Обоюдное ревнование называют со-ревнованием. Со-ревнование возникает, когда один ревнует других к объекту вожделения. Со-ревнуясь с другими, ревнующий стремится опередить всех, раньше всех достигнуть вожделенной цели. Со-ревнующегося подстёгивает чувство алчности и вожделения.

Не следует полагать, что жадность, зависть, алчность – плохие чувства. Например, А.С. Пушкин полагал, что «Зависть – сестра соревнования, следственно из хорошего роду». Эту фразу поэт предположительно написал в 1831 г. (Впервые опубликовано П.В. Анненковым в собр. соч. 1855 г., т. I, стр. 288.)

Шкурников называют «душными» людьми. Про них говорят: «от жадности жабо душит».

Едят Шкурники мало, экономно, если за свой счёт, но за чужой едят жадно, до отвала. Их девиз: «Что не съем – то понадкусываю».

Из Шкурников выходят хорошие спекулянты и перекупщики. Это шустрые и расчётливые дельцы-бизнесмены, которые всё меряют на деньги и чутко реагируют на изменение конъюнктуры рынка. Их бог – Золотой телец. Они продажны и беспринципны. Ради выгоды Шкурники легко преступят законы и нормы морали.

Шкурники – люди корыстные. Шкурные интересы – это корыстные интересы. Шкурник во всём ищет выгоду. Он живёт согласно поговорке: «рыба ищет, где глубже, человек – где лучше». Он работает только в том случае, если видит прямую личную выгоду для себя. Что бы он ни делал, где бы ни служил, Шкурник всегда работает только для себя. Ради идеи, ради общества Шкурник работать не будет. На Шкурника «где сядешь – там и слезешь». Для него лучше применять сдельную оплата труда. При повременной оплате Шкурник будет работать «спустя рукава»: да и зачем вообще работать, если платят за само время, проведённое на работе?

Самая любимая у Шкурников должность в армии – это должность снабженца, интенданта. Во все времена, во всех странах, у всех народов снабженцы-интенданты разворовывали снабжение и довольствие. Не зря говорят: «Кому – война, а кому – мать родная». Поэтому порядок в армии всегда начинали наводить с того, что расстреливали воров-интендантов. Генералиссимус Суворов не зря говорил, что любого интенданта, прослужившего на одном месте два года, можно вешать без суда и следствия.

Другое чувство, связанное с ролью Шкурника, – это чувство недоверия, подозрительности, сомнения, скепсиса.

Шкурник – крайне недоверчив. Он, как Фома неверующий, пока не пощупает – не поверит.

Недоверчивость рождает манеру всё перепроверять. Шкурник никогда не спрашивает дорогу один раз. Он сначала всё выспросит дорогу у одного прохожего, а затем тут же начнёт спрашивать о том же у другого.

Недоверчивость и подозрительность порождает у Шкурников такую черту характера, как осторожность, осмотрительность, стремление «не лезть на рожон».

Жадность вкупе с недоверчивостью делает Шкурников запасливыми. Особенно любят они запасаться дармовыми или дешёвыми вещами. У них бывают многолетние запасы, а у настоящих Шкурников – и многодесятилетние запасы.

Подозрительность Шкурников проявляется в их стремлении везде и во всём видеть чьи-то происки. Именно они сеют отношения всеобщего недоверия и подозрительности, норовят устроить «охоту на ведьм».

Подозрительность и недоверчивость Шкурников может перевесить только их жадность. Чувство недоверия и подозрительности всегда идёт вперемешку с чувством жадности и ревности, благо оба эти чувства связаны с одной ролью Шкурника. Именно конфликт недоверчивости и жадности является источником рвачества у Шкурников.

Если Шкурники и дают деньги, то только в кредит, под проценты, только с выгодой, только под залог или другие гарантии. А под честное слово, в долг они не дают. Никаким клятвам, обещаниям и заверениям они не верят. У них «снега зимой не выпросишь».

Да и самому Шкурнику лучше не давать денег в долг – он сделает всё, чтобы не отдавать деньги. Можно и вовсе потерять связь со шкурным приятелем, если дать ему в долг небольшую сумму денег – он под любыми предлогами перестанет с вами встречаться, лишь бы не отдавать деньги.

Поскольку Шкурники сами склонны к воровству, то они первыми замечают других воров – «рыбак рыбака видит издалека». Всех они подозревают в воровстве и рваческих устремлениях, ибо сами такие.

Роль подозрительного Шкурника – это роль сторожевой собаки, которая караулит барахло. Причём зачастую это роль «собаки на сене» – сама не ест и другим не даёт.

Подозрительность Шкурников делает их бдительными. Мимо шкурного сторожа, смотрителя или ревизора проскользнуть практически невозможно. Зато его можно подкупить. Это будет недёшево, но возможно. Девиз Шкурника: «Служа Отечеству, себя не забывай!»

Чувство недоверия называют ещё чувством скепсиса, чувством сомнения. Шкурники – это люди скептически настроенные, во всём сомневающиеся, ничего на веру не принимающие. Шкурники – это люди критического ума, это прагматики и реалисты.

Модная фраза, что «реальные люди сидят на изменах» (т. е. во всём сомневаются, ничему и никому не доверяют, всё проверяют и перепроверяют) – это ещё одна иллюстрация к черте характера Шкурника-реалиста. Чувство недоверия называют чувством реального.

Развитое чувство недоверия и подозрительности у Шкурников порождает склонность прятать и перепрятывать деньги и ценные вещи. «Тиха украинская ночь, но сало надо перепрятать» – это про Шкурника. Бывает, что Шкурника по пьяни «пробьёт на измену» – он деньги перепрячет, а, протрезвев, сам найти не может.

Реализм, недоверчивость, расчётливость, деловая хватка – это то, что называют прагматизмом. Прагматизм – это шкурная черта. Поэтому роль Шкурника можно также называть ролью Прагматика.

Кроме жадности и недоверчивости, в шкурном закутке, в шкурном закоулке души живёт ещё чувство тревоги, озабоченности, обеспокоенности.

Чувство тревоги (озабоченности, обеспокоенности) в сильном проявлении называют состоянием «нервного взвода», нервного возбуждения, раздражённостью. Когда человек не хочет переходить в такое эмоциональное состояние, то он говорит: «Не нервируй, не раздражай меня!»

В состояние нервного возбуждения обычно переходит человек, который, глянув на часы, понял, что проспал, что опаздывает. Он резко вскакивает и начинает лихорадочно быстро собираться. Команда «тревога», которая звучит в армии, в пожарных частях, на пограничной заставе, как раз и призывает к этому нервно-лихорадочному состоянию. При этом тревожно завывает сирена, мигает мигалка. Это делается специально, чтобы усилить чувство тревоги, усилить нервное возбуждение.

Состояние нервного возбуждения обычно бывает у человека, вынужденного делать одновременно несколько спешных, срочных дел. В таком душевном состоянии белка из мультфильма «Ледниковый период» лихорадочно собирала рассыпавшиеся орехи. Такое душевное состояние бывает у матери, когда она, «вся на нервах», понукает своего ребёнка: «Давай! Давай! Шевелись быстрей! Мало времени!», чтобы отвести его в детский сад.

Чувство тревоги, озабоченности, обеспокоенности иногда называют стрессом. Стрессу постоянно подвержены жители крупных городов с высоким темпом жизни. Когда провинциал приезжает в крупный или столичный город, то ему кажется, что все вокруг него «бегут как лихорадочные».

Длительное пребывание на нервном взводе – приводит к нервным срывам, истерикам, психозам. Когда человек сорвался, будучи на нервном взводе, ему говорят: «Ты чего психанул? Что, нервы шалят?»

Роль Шкурника – это роль ответственного за достижение результата в установленный срок. Из Шкурников выходят великолепные администраторы, управленцы, приказчики и бизнесмены. Они расторопны, недоверчивы, бдительны. Они успевают сделать дела в срок.

Начальника, который постоянно понукает: «Давай! Давай! Шевелись быстрей! Мало времени!», который требует от подчинённых достижения результата в установленный срок, называют требовательным руководителем. Такой «семь шкур спустит», но добьётся. Требовательность – это черта характера, порождаемая чувством озабоченности, тревоги.

Шкурники внутренне собранные люди. Они не любят расхлябанности. По этой причине Шкурники не носят обувь без задников, без пяток. Предпочитают практичную одежду военного или спортивного покроя – функциональную и не сковывающую движений.

Шкурники великолепно умеют укладываться в нормативы. Часто жизнь Шкурника разбита на «технологические операции». Например, многие из них встают «по программе». От момента подъёма все движения отработаны до автоматизма – нет ни задержек, ни ожиданий, не тратится время на «раскачивание». Именно для того, чтобы так организовать жизнь, и созданы уставы в армии.

Чувство озабоченности называют чувством контроля, деловым настроением. Такое эмоциональное состояние Шкурника В.Высоцкий выразил строками:

Шкурники бдительны, ответственны, точны, подтянуты и дисциплинированны. Их называют «нахлёстанными». У них всё в поле зрения. У них всё под контролем. Они могут одновременно делать несколько дел. Шкурники всё помнят, ничего не забывают, а уж особенно – кто, кому, чего и сколько.

Шкурники – прекрасные рационализаторы и оптимизаторы. Они умеют достичь результата в срок с наименьшими усилиями. Они предельно спрямляют путь к цели, отбрасывают всё лишнее, всё не связанное с достижением результата. Только Шкурники действительно понимают, что сроки выполнения – это самое главное: «дорого яичко ко Христову дню».

Шкурников очень много в армии среди наёмников. Это профессиональные служаки. Они умеют укладываться в нормативы. Не надо ждать от них подвигов и героизма, но своё дело они хорошо знают и умеют делать. Шкурник – не Герой. Он с гранатой на танк не пойдёт, в штыковую атаку не побежит. Зато Шкурник возьмёт трофеи и не упустит случая помародёрствовать, пограбить.

Шкурник – это разбойник. А разбойники идут только на лёгкую и верную добычу. 40 разбойников никогда не нападут на 5 воинов. С одной стороны у воинов и взять особо нечего, а другой стороны – воины дадут отпор. Добыча разбойников не будет лёгкой. Шкурник не труслив, но расчётлив. Он недоверчив и не любит рисковать понапрасну. Риск ради риска нужен Герою, а Шкурнику такой риск не нужен.

Чтобы Шкурник мог проявить свои качества – быстроту, точность, деловую хватку, – ему надо предоставить такую возможность. Шкурнику надо предложить конкретную схему действий, которая давала бы ему немедленную, ощутимую выгоду. И когда «правила игры» будут определены (будут указаны цель и методы её достижения), Шкурник первым добьётся результата. Он усовершенствует методы, отбросит всё лишнее, всё не относящееся к достижению цели.

Жизнь Шкурника подобна спринтерской беговой дорожке, по которой он стремительно бежит и никуда не сворачивает. Для него не существует «непаханой целины» и «непроторённых дорог», зато он очень хорошо умеет схватить то, что само плывёт в руки. Свой шанс Шкурник не упустит.

Шкурники – это прагматики и реалисты, но их «реализм» зачастую выливается в ограниченность. Шкурникам трудно изменять и развивать свою понятийную систему. Оттого Шкурники – упрямые спорщики. Они спорят до хрипоты по любому поводу. Спор для них – это способ усвоения, но, усвоив ранее ими оспариваемое, будут утверждать, что именно это они раньше и имели в виду.

Шкурнику свойственно «зацикливаться» на одних и тех же идеях (идеях «фикс») и логически выстроенных схемах. Шкурнику трудно менять взгляды – для этого ему надо «сломать мозги». Переубедить Шкурника невозможно. Он будет яростно спорить, отстаивая свои устоявшиеся убеждения и логические схемы.

Шкурники не креативны. Они не порождают радикально новых идей, не создают новых теорий, зато они очень быстро могут довести уже созданную теорию до логической завершённости (логического абсурда). Шкурник в науке – это типичный учёный, который штампует статью за статьёй, диссертацию за диссертацией развивая и совершенствуя уже созданные теории.

Из-за нежелания изменять и развивать свою понятийную систему Шкурники обладают крайне ограниченным кругозором. Они потрясающе невежественны во всём, что выходит за пределы их конкретной деятельности. Фантазировать Шкурники не умеют и не хотят. Они предпочитают «синицу в руках», а «журавля в небе» они не только не видят, но даже и не желают смотреть в небо.

Шкурники – это люди трезвомыслящие и рациональные. Они не любят предисловий. Если Шкурнику начать объяснять ситуацию и мотивы, то он непременно перебьёт и спросит: «А к чему эти рассуждения?» Просто так, без цели Шкурник слушать не будет. Он интересуются только тем, что может быть конкретно, сиюминутно применено на практике с непосредственной пользой для него. Никакие общие знания, знания для общего развития, для расширения кругозора в Шкурника впихнуть нельзя.

Шкурники очень не любят всякую не рациональность в окружающем мире. Они очень не любят дарить цветы – их бесит бесполезность этой вещи. Купить цветы для Шкурника – значит выбросить деньги. Шкурники если дарят (не без труда, но бывает надо), то только полезные с их точки зрения вещи. Самим же Шкурникам лучше дарить деньги.

В отличие от Героя, который вообще не понимает, что в мире существуют законы и правила, Шкурник старается соблюдать законы. Он умеет пользоваться законами. Шкурник прагматичен. Он не лезет на рожон, не нарывается на неприятности без очень весомой на то причины. Но если он увидит шкурный интерес, то Шкурник отбросит любые условности, перешагнёт через любые законы:

Благодаря развитой нервной системе люди, с переизбытком шкурности, способны контролировать не только всё происходящее вокруг, но и самих себя, т. е. способны на самоконтроль. В частности, Шкурники могут контролировать себя во сне. Например, они могут просыпаться в назначенное себе время без будильника. Соответственно, люди с большим недостатком шкурности, люди с пониженной шкурностью – они плохо контролируют себя во сне. Например, вплоть до взрослых лет такие люди могут мочиться во сне.

Развитая нервная система не позволяет Шкурникам расслабляться. Шкурники – это пьяницы так называемой «британской школы». Когда Шкурники пьянствуют, они хмелеют, но не «отрубаются», не засыпают внезапно. Шкурники не засыпают до тех пор, пока хоть немного не протрезвеют.

На Шкурников плохо действуют обезболивающие средства или действуют на очень короткое время. «Местный наркоз» обычной дозы почти не притупляет у них болевых ощущений. Поэтому Шкурникам даже простые операции (как лечение или удаление зубов) лучше делать под общим наркозом – когда полностью отключается механизм сборки образов в сознании.

Шкурники неравнодушны к ноющим, надсадно-скрипучим звукам, от которых пробирают мурашки по коже. Они либо обожают, «балдеют» и «тащатся» от такого тревожного, надсадного звучания (скрипучий металлический рок), либо не приемлют его (бор-машина).

Для Шкурников мир делится на «дураков и подлецов». Такими взглядами обладала мать героини романа Н.Г.Чернышевского «Что делать?», которая хотела повыгоднее выдать дочь замуж.

Нет ни плохих, ни хороших ролей. У каждой роли своё назначение. Например, назначение роли Героя – найти, начать, открыть, и они находят, начинают, открывают, однако они не продолжают начатое, не завершают дел – скучно им это. Герои бросают начатое и увлекаются новым. Назначение роли Шкурника – это эффективная реализация на практике, воплощение в жизнь, достижение конкретного результата. Шкурник – реализатор.

В душе каждого человека есть шкурный закоулок, шкурный закуток. В каждом человеке есть шкурное начало. Каждому человеку известны шкурные чувства: зависть, тревога и недоверие. Другое дело, что в одних людях много шкурности, а в других её мало. Нехватка шкурности делает человека непрактичным, нерасторопным, несобранным, делает его раззявой и растяпой, делает неудачником в жизни.

Шкурное начало даёт человеку критическое мышление. Нехватка шкурности лишает ум человека скептичности и критицизма. Люди с недостаточностью шкурного начала легко подвергаются идеологической обработке, они легко «зомбируются» – верят в логичные, но не жизнеспособные идеи. У них нет чутья на обман. Их можно легко завлечь в секты, в финансовые пирамиды и прочие бизнес-авантюры. В них нет инженерного чутья – спроектированные ими механизмы не работают, сооружения рушатся, машины не ездят, самолеты не летают.

Если в характере человека мало шкурности, то ему недостаёт прагматизма и деловой хватки. Людям, с недостатком шкурности в характере, категорически нельзя заниматься бизнесом – их сделки будут убыточны. Роль Шкурника должна быть как минимум одной из превалирующих ролей в характере бизнесмена.

Чтобы любое, даже очень хорошее дело, двигалось, надо превратить в его бизнес. Формула успеха такова: «Если ты можешь дать что-то этому миру, продай ему это». Энтузиазм необходим на начальном этапе, но на голом энтузиазме далеко не уедешь. Чтобы дело двигалось, оно должно приносить доход, давать выгоду, прибыль. Иначе дело заглохнет. Чтобы начать дело нужен Герой-энтузиаст, а чтобы продолжить дело, надо превратить его в бизнес, и тут нужен прагматичный Шкурник.

Говорят, что гений – это соединение таланта со способностью пробиваться. Способность пробиваться – это одно из проявлений шкурного прагматизма, шкурной хватки. Без шкурной способности пробиваться любой талант обречён быть вечным неудачником.

В Библии в книге Екклезиаста сказано:

В жизни очень важно уметь использовать подвернувшийся случай, важно не упустить свой шанс. Но никогда заранее нельзя угадать, когда он подвернётся, «ибо человек не знает своего времени». Только Шкурник готов ко встрече со своим шансом. Именно шкурность отвечает за способность человека вовремя схватить нужное ему.

Чтобы начать дело нужен Герой-энтузиаст, а чтобы продолжить дело, надо превратить его в успешное предприятие, и тут нужен прагматичный Шкурник. Энтузиазм необходим на начальном этапе, но на голом энтузиазме далеко не уедешь – Герой скоро остынет, дело ему наскучит. Чтобы дело двигалось, надо задействовать и эксплуатировать шкурное начало, которое есть у каждого человека.

Иначе говоря, чтобы любое, даже очень хорошее дело, двигалось, надо превратить его в коммерческое предприятие, в бизнес. Коммерциализация проекта – необходимое условие его успешности. Формула успеха такова: «Если ты можешь дать что-то этому миру, продай миру это». А ещё говорят: «Мечта сбудется, если превратится в бизнес-план».


Есть люди, которых называют «простыми», «простодушными». Говорят: «простой человек», «простой труженик», «простой немудрящий работяга». Во времена СССР часто употребляли речевой оборот: «широкие массы простого трудового народа».

Простые люди отличаются физической силой и выносливостью, но не славятся великим умом. Про них говорят: «сила есть – ума не надо».

С ролью Простака связаны три чувства: верность (дружба, преданность), обида (неприятие, отторжение, отчуждение) и недоумение (растерянность).

С ролью Простака связано чувство недоумения, растерянности. Это чувство называют ещё чувством ошарашенности, обескураженности, озадаченности.

Растерянность называют также чувством неожиданности. Это чувство возникает, когда человек опешил, оторопел от неожиданности. Такое положение вызывает ступор (замирание). Это состояние называют глупым, «дурацким» положением. В этом положении человек чувствует себя «полным идиотом». Он не знает, что говорить и делать. Человек тупо смотрит раскрыв рот, «таращит глаза», «смотрит, как баран на новые ворота», ничего не понимая, хлопает ресницами. При коллективном недоумении возникает «немая сцена».

Когда хотят жестами и мимикой выразить растерянность и недоумение, то пожимают плечами, разводят руками, почёсывают затылок, вскидывают брови. Чувство растерянности часто используют артисты, когда изображают дураков.

От чувства озадаченности и недоумения рождается такая черта характера, как простодушие. Людей же, которым свойственна простота души, т. е. людей, в характере которых доминирует роль Простака, называют простыми людьми.

У многих простых людей с возрастом становится такое выражение лица, будто бы они напряжённо пытаются понять, о чём вокруг говорят, в чём смысл происходящего.

Говорят, что «простота хуже воровства», ибо по душевной простоте и недомыслию человек может нанести гораздо больший ущерб, нежели вор.

Когда про человека говорят, что он «простой и немудрящий», то это «мягкое» выражение. Так говорят, если не хотят обидеть. А бывает, что говорят иначе: «тупой, как бревно» или «тупой, как пробка». Говорят: «примитивное одноклеточное существо». А ещё говорят: «дурак», «болван», «кретин», «дебил», «тупица», «лопух», «тормоз», «дуб», «недоумок».

Роль Простака можно ещё называть ролью Дурака. Когда старуха из пушкинской «Сказки о рыбаке и рыбке» говорила старику: «Дурачина ты, простофиля!», – она указывала на доминанту его характера.

Когда простых людей называют «дубовыми» или «деревянными», то, с одной стороны, имеют в виду их недоумие и недомыслие, а с другой стороны – физическую силу и выносливость.

Во времена СССР злые языки приписывали лесотехнической академии девиз: «принимаем дубовых – выпускаем липовых». В этом девизе под словом «дубовые» подразумеваются физически крепкие, сильные, выносливые, но не очень умные люди.

Простой человек – он «неладно скроен, да крепко сшит». Одежда на нём сидит нелепо, при ходьбе топает. Шутки у него просты, и даже примитивны. Тонкого юмора, намёков он не понимает, с полуслова, на лету мысль не схватывает, между строк читать не умеет. Простой человек недогадлив.

Объяснять им нужно, как можно проще, как можно доходчивей, не вдаваясь в детали и подробности. Для них надо делать примечания, пояснения. Им надо всё «разжевать», расталдычить. Им надо много раз повторить одно и то же в разных вариантах. Поговорка «повторение – мать учения» – это поговорка для них. Теоретические занятия для них обязательно должны сопровождаться практическими занятиями. «Голую» теорию они не воспринимают.

Простому человеку проще сделать что-то самому, чем объяснить, как это делается. Про таких людей говорят, что у них «умные руки», что они «думают руками».

Всё сложное для них непонятно. Если что-то будет недостаточно подробно растолковано, «разжевано», расталдычино, они обязательно этого не поймут или поймут не так. Не зря про них говорят:

Очень трудно затолкать, вколотить в их тупые головы хоть какие-то, даже очень простые мысли. Проще, не вдаваясь в подробности, сказать: «Надо поработать!». И верно, работать – это единственное, что у них хорошо получается.

Они работящие. Поэтому роль Простака можно ещё называть ролью Трудяги или ролью Простака-Трудяги.

Простые люди не понимают тонких мелодий. Зато они хорошо чувствуют простой ритм. Поэтому для них сочиняют простую ритмичную музыку по принципу «два прихлопа – три притопа». Такую музыку называют «попсовой» или популярной, т. е. понятной широким массам простого народа.

Простые люди часто попадают в глупые, дурацкие ситуации. Их надо постоянно опекать и контролировать, чтобы с ними чего не вышло. Жулики вокруг них так и вьются – норовят простого человека запутать, обмануть, обхитрить, обвести вокруг пальца. Простак – это «лох» на уголовном жаргоне.

Словарный запас у простых людей невелик. Мысли формулировать им трудно, поэтому обычно они разговаривают матом. Не ругаются, а именно разговаривают. Ибо в матерные слова и выражения не вкладываются понятия – только эмоции. Матерный язык – это язык, предназначенный для выражения эмоций. Мат – это ведь не только ругательства. В одни и те же матерные выражения можно вложить разные чувства: злобу, недоумение, восхищение, насмешку, зависть, досаду, превосходство, радость, тревогу, злобу, омерзение, скуку, вдохновение и т.д.

Простые люди нуждаются в постоянном трудовом ритме жизни. Прервав трудовой ритм жизни, простые люди долго не живут. Так происходит со многими пожилыми рабочими, прервавшими трудовой ритм жизни после выхода на пенсию. Год, другой – и нет человека. Умер. А ведь мог бы ещё жить да жить, работать и работать.

Другое чувство, связанное с ролью Простака, – это чувство дружбы, верности. Его также называют чувством товарищества, чувством коллективизма, чувством локтя, чувством единения, чувством солидарности, чувством «мы».

Простые люди коллективисты. Они умеют быть хорошими, верными друзьями. Поэтому роль Простака можно также называть ролью Друга.

Сила любого коллектива – в его сплочённости, взаимовыручке и взаимоподдержке. Эти качества коллективу придаёт чувство дружбы, которое связывает членов коллектива. Спаянный чувством дружбы коллектив может действовать как единое целое: «Мы все, как один!». Если в таком коллективе людей миллионы, то он становится «рукой миллионнопалой, сжатой в единый громящий кулак!».

Чувство «мы» порождает известные правила дружеских отношений: «сам погибай, а товарища выручай!», «один за всех и все за одного!» и т. д. Каждый член коллектива, сплочённого чувством верности, ставит интересы коллектива выше личных интересов. Девиз коллективизма – «равенство и братство».

Дух товарищества и коллективизма, отношения взаимовыручки и взаимоподдержки лежат в основе всех коммунистических движений и идеологий. Слово «коммунизм» происходит от слова «коммуна», что означает община. Коммунизм – это идеология общинности, коллективизма. Поэтому коммунизм всегда находил и всегда будет находить отклик и понимание в широких массах простого трудового народа. В прежние эпохи в разных странах также предпринимались многочисленные попытки создать общество всеобщего равенства. Это убедительно показал И.Р.Шафаревич в работе «Социализм как явление мировой истории».

Коллективизм порождает уравниловку. Коллективисты стремятся быть «как все». Сделать всех одинаковыми: одинаковые одежды (униформа), одинаковые причёски, одинаковый достаток, одинаковый быт. Можно вспомнить одинаковую у всех одежду коммунистических стран: СССР сталинских времён, Китая эпохи Мао Цзедуна. Одинаковые френчи, одинаковые кепи и фуражки. Единая для всех учеников школьная форма специально придумана для того, чтобы подчеркнуть равенство, одинаковость учеников всех в школе. Нарушение формы рассматривалось, как стремление выделиться, стремление нарушить равенство. Тот же смысл несёт корпоративная униформа, мундир.

Чувство единения порождает желание делать как все. «Все бежали – и я бежал!» – говорит один из персонажей кинофильма «Джентльмены удачи». Поэтому чувство коллективизма называют иногда «стадным чувством», поскольку именно оно собирает животных в стада, птиц – в стаи, а людей – в коллективы.

Выработка чувства коллективизма является смыслом всех коллективных ритуалов. Например, ритуальный коллективный танец устраивают многие племена непосредственно перед коллективной охотой, в процессе которой потребуется абсолютное взаимодействие и взаимопонимание, а на обсуждения времени не будет. Корпоративные празднования тоже преследуют цель выработка чувства коллективизма в корпорации.

Строевая подготовка – это армейский коллективный ритуал. Не случайно чувство «мы» ещё называют «чувством строя». Целью строевой подготовки в армии является выработка у солдат чувства единства коллектива.

Дружба воинов является необходимым условием боеспособности войска. Не случайно войско в прежние времена называлось дружиной. Без чувства дружбы, единства, взаимовыручки, товарищества и взаимопомощи подразделение не может действовать в бою как единое целое и заранее обречено на гибель.

Дружеские отношения в коллективе, отношения равенства, называются братскими отношениями. «Братьями» и «сёстрами» называют друг друга члены духовных орденов, духовных братств, подчёркивая равный, братский характер отношений между собой. Они тоже носили простую одинаковую одежду.

Члены преступных группировок тоже не зря называют друг друга «братками», «братанами» – этим они тоже подчёркивают отношения верности и взаимовыручки между собой.

Равенство членов коллектива подчёркивают, когда говорят о круге. В круге нет углов, нет сторон. Отсюда выражения: «круг равных», «круг друзей», «казачий круг», «круглый стол». «Рыцари круглого стола» – это рыцари, которые равны между собой. В кругу друзей нет иерархии. Герой в кругу своих друзей – лишь первый среди равных и не более того.

У многих народов мира есть сказка о том, как отец на примере веника объяснял братьям необходимость держаться вместе, помогать друг другу, сохранять верность и дружбу, быть «один за всех и все за одного!». Каждый отдельный прутик или соломинку в венике легко сломать, но сломать веник целиком – нельзя. В единстве – сила.

Простые люди непритязательны. В коллективе они легко переносят тяготы и невзгоды. Не зря говорят: «В тесноте, да не в обиде!» – им лучше в тесном коллективе, чем в обиде, ибо обида – это еще одно чувство, связанное с ролью Простака-Трудяги.

Ещё одно чувство, связанное с ролью Простака, – это чувство обиды, неприятия, отчуждения.

Известно: если человека обозвать дураком, то он обидится. Это происходит оттого, что чувство обиды связано с ролью Дурака (другого названия роли Простака). Роль обиженного – это роль Дурака. Не зря ведь говорят: «Обиделся? – Ну и дурак!»

Обиду называют глупым чувством, т. е. чувством, связанным с ролью Глупца (другого названия роли Простака). А, как известно, «на обиженных воду возят».

Обиду называют расстройством души. Про обиженного говорят, что он находится в расстроенных чувствах.

Обиду называют чувством неприятия. Когда у человека возникает чувство обиды, то он поворачивается спиной, бросает трубку телефона, хлопает дверью, посылает к чёрту (или ещё подальше), объявляет бойкот, вычеркивает обидчика из своей жизни и прекращает с ним всякие отношения. «Не подходи ко мне, я обиделась…» – поётся в одной популярной песне.

Чувство обиды часто идёт рядом с чувством недоумения – ведь они связаны с одной ролью Простака. Поэтому когда всё запутано и непонятно, то возникает желание всё бросить, послать всё подальше.

Простые люди обидчивы – чувство обиды им близко, ибо связано с доминирующей в их характере ролью. С простыми людьми надо быть проще. Если они не поймут шутки, то могут обидеться.

Чувству обиды, неприятия посвящён рассказ С.Лема «Дознание» серии рассказов о пилоте Пирксе. В этом рассказе речь идёт о том, как при чрезвычайных обстоятельствах, возникших во время космического полёта, пилот Пиркс испытывал чувство неприятия к тем, кто преднамеренно создал эту ситуацию, и потому он под воздействием чувства неприятия бездействовал, т. е. бастовал, бойкотировал обстановку.

Многие из тех, кто служил в армии «срочную службу», помнят чувство неприятия всей царящей там обстановки, желание уйти в сторону, держаться от всего как можно дальше. За годы службы многие отвыкают от инициативы, мозги так отупевают, что им очень трудно потом заставить себя вновь думать и действовать самостоятельно. Это пример того, как навязанная в армии роль превращается в доминанту характера.

Поскольку с ролью Простака связаны чувства дружбы (приятия), обиды (неприятия) и недоумения (непонимания), то для простых людей всё делится на приятное, неприятное и непонятное. В том числе все окружающие делятся на приятелей (своих, наших), неприятелей (чужих, не наших) и непонятных людей. С чужими («не нашими») разговора и общения не будет. Для того чтобы хоть чего-то добиться от простых людей, с ними сначала надо «закорешиться», стать для них «своим», войти в их круг.

Несмотря на всю свою внешнюю неброскость, роль Простака имеет очень большое значение. Благодаря роли Простака существуют народы, существует этносфера человечества. Связанное с ролью Простака чувство единения создает народы и другие общности людей, а чувство неприятия не позволяет человечеству слиться в единый народ. Чувство неприятия разделяет человечество на народы, порождает ксенофобию – неприятие чужаков, инородцев, иностранцев.

Без объединяющего людей чувства «мы» не было бы коллективов, общностей, народов. Человечество разделялось бы («квантовалось») только на отдельных людей. А без чувства неприятия к чужакам, без ксенофобии человечество слилось бы в единую общность, и тогда не было бы разделения человечества на народы, т. е. не было бы этносферы.

Из души человека нельзя удалить «плохие» или «ненужные» чувства, нельзя удалить «полюс души», связанный с ролью Простака, поэтому человечество никогда не утратит своего разделения на народы. Человечество никогда не утратит своего этнического многообразия, не утратит своей этнической структуры.

Благодаря роли Простака существуют не только разделение людей на национальные общности. Все общности: и классовые, и религиозные, и национальные, – существуют благодаря разделению на «наших» и не «наших».

Стремление к единению, сплочённости, соборности проявляется в виде классовой, религиозной, этнической солидарности. Все партии и движения, стремящиеся объединить людей по классовому, этническому или религиозному признаку используют стремление к солидарности, сплочённости, единению. Все они стремятся собрать воедино силу широких масс, сделать их «рукой миллионнопалой, сжатой в единый громящий кулак».

Стремление объединить по религиозному признаку отражено в названиях религиозных организаций («Братья-мусульмане», «Православный союз молодёжи»). Стремление объединить по национальному признаку отражено в названиях патриотических и националистических организаций («Русское национальное единство», «Союз русского народа» и т. д.). Встречаются организации, сочетающие классовую солидарность с религиозной или национальной. Например: «Национал-социалистическая рабочая партия Германии», «Всеобщий еврейский рабочий союз» (БУНД), «Христианско-социалистический союз».

Без объединяющего людей чувства «мы» не было бы партий и объединений. А без чувства неприятия к чужакам не было бы партийного и религиозного многообразия. Все были бы членами одной партии. Все были бы приверженцами одной религии.


Степень агрессивности животных можно определить по их хвостам. Когда животные злятся – они бьют хвостом, когда готовятся к нападению – расправляют хвост, а когда желают уйти от схватки – поджимают хвост. Поджать хвост под брюхо означает сойти с роли Злодея, сдаться без боя. Люди тоже иногда говорят: «Ты на меня хвост не поднимай!».

С ролью Злодея связаны три чувства: злоба (гнев, ненависть), твёрдость (строгость, уверенность) и сосредоточенность (серьёзность).

Гнев, злоба, ненависть порождают желание разорвать, размазать, убить, уничтожить. Того, кто испытывает это чувство злобы и ненависти называют Злодеем, а того, кого разрывают, размазывают и убивают, называют Жертвой.

Чувство гнева, злобы так описано в «Песне о Буревестнике»:

Когда всесжигающее чувство ненависти поселяется в душе человека, он становится обозлённым на весь мир, на всех окружающих. И уж если из него выскакивает злоба, то в такие моменты человек готов убить каждого, кто попадется. Иногда приходится слышать: «Берёт такая злость, что готов стрелять всех подряд…» Так появляются убийцы, которые врываются в школу, кафе, ресторан и расстреливают всех подряд, пока не кончатся патроны.

Гнев, злобу, ненависть называют ещё чувством агрессии. Именно ненависть порождает драки и войны, когда, «одни злочестивые вкушают ярость других злочестивых».

Чувство злобы считается искренним чувством, т.е. чувством, исходящим от сердца, поэтому человека сделавшего что-то по злобе, говорят, что он это сделал «в сердцах». Поэтому разозлённого человека ещё называют сердитым, рассердившимся.

Злобу в самом сильном проявлении называют лютой ненавистью, яростью. Под воздействием лютой ненависти человек готов мучить, истязать свои жертвы. Говорят: «Лютует в ярости».

Злобу, ненависть считают плохим чувством, называют «негативной», «отрицательной» эмоцией. Однако мир чувств сводится не к двум полюсам (позитивному и негативному, положительному и отрицательному), а к семи полюсам души – к 7 ролям. Это у магнита 2 полюса, а у души 7 полюсов (7 чакр, 7 психических центров).

На самом деле нет плохих или хороших чувств. Есть лишь уместные и неуместные чувства, есть подобающие и не подобающие случаю чувства. Иногда ярость бывает нужна, например, во время войны. Как поётся в известной песне,

Злоба и ненависть пугают, отталкивают людей. От зла бегут. Злобой можно заставлять и принуждать, но не нельзя увлечь за собой. Если за Героем идут сами по своей воле, Шкурник тащит за собой, то Злодей гонит перед собой.

Властителей с жестоким, злобным характером называют деспотами, тиранами. Вокруг них царит атмосфера страха. Злодеи-тираны всегда одиноки, ибо своей ненавистью они «выжигают» всё вокруг себя и, в итоге, остаются в одиночестве. Оттого тирании, деспотии и сатрапии рано или поздно терпят крах.

Злыми деспотами бывают не только мужчины, но и женщины. Пример тому – Салтычиха – помещица, жившая в XVIII веке и убившая более сотни подвластных ей крепостных крестьян.

Ненависть называют ещё чувством мести, а месть, как известно – «это блюдо, которое подают холодным». Тут необходимо обратить внимание, что в чистом виде ненависть – холодное чувство. Ненависть становиться горячей, ярой, когда к ней добавляется страсть, т.е. ярая ненависть – это ненависть человека, в котором много энергии, много огня. Ярая злоба – это смешение героического и злодейского начала. Тут важно не путать чувство с доминантой характера.

Настоящая ненависть – это «финская» ненависть: холодная, долгая, безжалостная. Кавказская вспыльчивость происходит от смешения героического начала со злобным началом. Вспыльчивые люди – это люди, в характере которых превалируют роли Героя и Злодея. У Злодея ненависть не пыхает, а постепенно накипает.

Героическое начало придаёт всем чувствам огненность. Если у Героя все чувства огненные, окрашенные пылом души, то у Злодея все чувства с примесью злобы и ненависти. Злодеи гневливы. Герой зажигает страстью и вдохновением, а Злодей выжигает гневом, злобой и ненавистью.

Злоба, гнев, ненависть является столь же неотъемлемой частью души, как и другие чувства. Никакое чувство (и злобу в том числе) нельзя вычленить из души, нельзя удалить из души, нельзя «ампутировать». Многие мыслители в надежде избавить мир от войн и злодеяний предлагали отказаться от злобы и ненависти. Эта мысль доведена до логического абсурда в буддизме, где запрещено ненавидеть и убивать любую тварь. Если обычный человек, доведённый ночью до бешенства гудящим в ухо комаром, зажигает свет и, схватив Священное Писание, которое богоугодно читал на ночь, начинает со злостью лупить книгой по стенам и мебели в погоне за комаром, то буддист должен помолиться и, медитируя, погрузиться в блаженную нирвану, если он, конечно, умеет медитировать.

Другое чувство, связанное с ролью Злодея, – это чувство твёрдости.

Чувство твёрдости порождает такие черты характера, как прямота, стойкость, строгость, жёсткость, суровость, сдержанность и хладнокровие. Эти черты характера считаются мужскими чертами характера. Поэтому когда предлагают проявить мужество, речь идёт именно об этих душевных качествах.

Люди с твердым характером – это люди железной воли. Несгибаемые, несокрушимые, твердые как скала. Про таких говорят: «человек-кремень», «крепкий орешек».

Люди с твёрдым характером хладнокровны. Они сдержаны и молчаливы. Если они говорят, то говорят отрывисто, кратко, лаконично. Сказал – как отрезал. Они умеют говорить «нет».

Главное внутреннее противоречие роли Злодея состоит в том, что в этой роли одновременно сочетаются вспыльчивость (гневливость) и хладнокровие (сдержанность). Когда призывают «проявлять твердость, но сдерживать негативные эмоции», то имеют в виду сдерживать злобу – ведь именно она считаются «негативной эмоцией». Такой призыв появляется оттого, что чувство злобы идёт рядом с чувством твёрдости, – ведь они связаны с одной ролью Злодея.

Людей твёрдых и несгибаемых называют сильными людьми. При этом имеют в виду не физическую силу, а «силу воли», «силу характера», «силу духа», «крепость духа», «твёрдость духа». Именно о крепости духа поётся в известной песне:

Когда про человека говорят: «Он сильный и злой», – то и в этом случае под словом «сильный» подразумевают опять же не физическую силу, а «силу духа». А сила духа, (твёрдость духа, крепость духа) идёт рядом со злобой – ведь они связаны с одной ролью Злодея.

«Окрепнуть духом» – значит обрести твёрдость и уверенность. Говорят: «Не в силе правда, а в правде сила», – т. е. сила духа черпается из уверенности в своей правоте.

Силу духа также называют чувством правды, чувством справедливости. Люди с твёрдым характером – это честные, прямые, правильные и неподкупные люди. Они не поступаются принципами, ибо убеждены в своей правоте. Они так и говорят: «Наше дело правое».

Чувство правды называют ещё «чувством долга». «Сильный духом» человек говорит себе: «Кто, если не я». Силу Духа, твердость называют «внутренним стержнем в человеке». Твёрдые люди одиноки, но они не боятся одиночества. Они говорят про себя: «Я сильнее, когда один».

Люди с твёрдым характером отличаются патологической честностью. Они абсолютно не приемлют никаких компромиссов со своей совестью. Например, продать дороже, чем купил, а уж тем более заломить цену – это с их точки зрения нечестно. По причине своей честности они к торговле и бизнесу неспособны. Ведь главное правило торговли: «не обманешь – не продашь».

Девиз людей с твёрдым характером: «не врать и не бояться». Это смелые люди. Они ничего не боится. Такой человек – он и «один в поле воин». Он один может пойти на толпу и будет биться до конца, до последней капли крови, до последнего вздоха.

Человек с твёрдым характером – это защитник правды (как он её понимает), защитник основ и устоев.

У этих людей твёрдая рука. У них нет сомнений и колебаний. Твёрдость руки нужна не только палачу, но и хирургу, зубному врачу, капитану корабля, чтобы, держа штурвал твёрдой рукой, провести корабль сквозь бури и рифы.

Кредо людей с твердой рукой – «правда и порядок». Всякий раз, когда нарастает смута и анархия – раздаются крики о необходимости «навести порядок твёрдой рукой». Возникает потребность в суровом человеке с «тяжёлой рукой», который не будет либеральничать, а применит к смутьянам всю строгость закона: «закон суров, но это закон».

Люди с твёрдым характером склонны решать проблемы радикально, тотально, раз и навсегда. Их любимое решение – смертная казнь. «Нет человека – нет проблемы».

Твёрдость ещё называют жёсткостью, а жёсткость часто переходит в жестокость. Очень часто «наводя порядок твёрдой рукой» такие люди срываются в ненависть. Они начинают лютовать – «выжигать калёным железом», «вырвать с корнем». Это происходит оттого, что твёрдость и ненависть идут рядом, ибо они связаны с одной ролью Злодея.

Твёрдые люди – это волевые люди. «Проявить волю», «проявить волевые качества души» – это значит проявить твёрдость и настойчивость, значит делать «через не могу». Когда говорят, что «надо воспитывать в себе волю», – то речь идёт о том, чтобы вырабатывать эту самую твёрдость, стойкость, непреклонность и пр.

Люди с твердым характером – это люди «длинной воли». Они всегда готовы приложить волевое усилие для достижения цели. Они всегда готовы «дожать», «додавить», готовы совершить насилие. Когда что-то не получается, не выходит, то приходится всё делать «на стиснутых зубах». Без способности «дожимать» никакое дело не будет доводиться до конца. Не зря говорят, что «насилие – это повивальная бабка истории».

Такими были люди старой закалки – твёрдые, убеждённые и непреклонные:

Такие люди способны стойко и мужественно переносить боль. Они выжигают сигаретой себе бородавки и сами на себе делают операции без обезболивания. Они не гнутся, не сдаются, не ломаются, не «раскалываются», не раскисают, не плачут:

Люди с твёрдым характером – это суровые, «правильные» люди. Правильность – вот стиль жизни советской сталинской эпохи: правильные люди в отутюженных френчах, застёгнутых на все пуговицы, в чистых фуражках и начищенных сапогах. Они говорят правильные слова в правильных кинофильмах. В те времена за опоздание на работу полагалось суд и тюрьма. За отклонение от «линии партии» – расстрел, «шаг вправо, шаг влево – расстрел».

Жёсткий стиль – это общий стиль всех тоталитарных режимов. Под стать этому стилю и личные характеристики членов национал-социалистической партии: «характер выдержанный, твёрдый, нордический, стойкий… беспощаден к врагам рейха… связей, порочащих его не имел» (см. кинофильм «17 мгновений весны»).

Властителей с беспощадным характером называют деспотами, сатрапами, тиранами, диктаторами, но только они могут твёрдой рукой навести порядок.

Твёрдый деспотический стиль правления встречается и в семьях. В деревнях хозяина с твёрдой рукой, который держит семью «в кулаке», так и называют – кулак. В кулацком хозяйстве все работают от зари до зари, там нет ни расхлябанности, ни разгильдяйства.

Женщины тоже бывают с твёрдым характером. Бывает, что семью держит мать или бабка с деспотическим характером. Например, такой женщиной была мать Наполеона.

«Держать в кулаке» – значит не давать никому пикнуть, не давать никому головы поднять. Монархическое государство с единым хозяином (монархом, царём) не зря называется «державой». Монарх всё и всех в государстве «держит».

Чувство твёрдости порождает такую черту характера, как строгость. Твердый человек – это строгий человек. У него строгий костюм, строгая причёска и строгий порядок во всём. Его жизнь подчинена строгому распорядку. Такие люди живут в «зоне строгого режима», который они сами для себя и создали.

Им свойственен строгий стиль в одежде. У них обычно строгий наглухо застёгнутый костюм без украшательств и лишних деталей. Все вещи добротны, прочны и надёжны. Они предпочитают строгий чёрный цвет. Носят чёрные очки. Злодей – это «черный человек».

Чтобы понять этот тип характера достаточно вспомнить образы злодеев из кинофильмов. Это сдержанный немногословный человек коротко стриженный или с гладко зачесанными назад волосами, в чёрной одежде и чёрных очках. Он упорно, настойчиво противостоит главному Герою и терпит от него поражение лишь в решительной схватке в конце фильма. В реальности же победа часто достается не Герою, а Злодею – твёрдому, злому и жесткому человеку.

Чёрные очки, как признак серьёзных, суровых намерений, – это давно устоявшийся «штамп» голливудских боевиков. Достаточно вспомнить такие фильмы, как «Терминатор», «Матрица». Суровый стиль – это стиль главных героев фильма «Матрица»: чёрные очки, строгие чёрные плащи, черные пальто, короткие стрижки, бритые головы.

Строгий стиль называется классическим стилем. В классическом стиле нет ничего лишнего, нет ничего показного, нет никакой пышности (никакого барокко или рококо). Классика – это благородная простота и строгость, это подчёркнутый отказ от любых украшательств, от пошлости, от излишеств.

В России строгий, сдержанный стиль называют петербургским стилем. Петербургскому стилю противостоит московский стиль – пышный и роскошный, с купеческой пошлостью и показухой. Именно строгость петербургского стиля воспевал Пушкин:

Девиз твёрдых, строгих людей: «Быть, а не казаться». Они не терпят никакой показухи, никаких пустых внешних эффектов, никакого самоукрашательства. Поскольку причёска – это самоукрашательство, то они либо просто зачёсывают волосы назад, либо очень коротко стригутся, а то и вовсе отказываются от причёски – бреют голову наголо.

Ещё одно чувство, связанное с ролью Злодея, – это чувство серьёзности, сосредоточенности. Это чувство лучше называть настроением души или состоянием души. Ведь говорят: «Он настроен серьёзно». Призывают: «Настройтесь на серьёзное отношение к делу. Настройтесь на серьёзный лад».

Когда у человека серьёзное настроение, то он «хмурит брови» – сдвигает брови. Поэтому серьёзное настроение называют хмурым настроением. Если человек серьёзно настроен, то его спрашивают: «Ты чего такой хмурый, такой угрюмый?»

Люди, в характере которых доминирует роль Злодея – это серьезные люди. У них серьёзные дела, серьёзные отношения и серьёзные разговоры. Поэтому роль Злодея можно ещё называть ролью Серьёзного, ролью Хмурого или ролью Угрюмого.

Серьёзное настроение и твёрдость часто идут рядом, ибо эти чувства связаны с одной ролью. В серьёзном настроении нет стиснутых зубов, как в чувстве твёрдости, но есть внимательность и сосредоточенность. Серьёзное настроение порождает стремление найти правду, докопаться до истины. А идущее рядом с ним чувство твёрдости – это стремление защитить и отстоять эту правду.

Серьёзное настроение порождает такие черты характера, как внимательность, сосредоточенность, дотошность, въедливость, точность, аккуратность и скрупулезность. Совокупность таких душевных качеств называют педантизмом. Поэтому роль Злодея можно ещё называть ролью Педанта.

У таких людей всё продумано и отлажено – инструменты отточены, обувь начищена, костюм отутюжен, а в кармане непременно находится аккуратно сложенный носовой платок. Их стиль – это стиль «человека в футляре», ибо из аккуратности они стремятся каждую вещь уложить в футляр. Они бережно относятся к вещам (только не надо путать бережливость со шкурной скупостью), поэтому у них вещи долго сохраняются в хорошем состоянии. Они носят старые, но хорошо сохранившиеся вещи и оттого выглядят старомодно.

Серьёзность, сосредоточенность порождает такие качества, как старательность и усердие. Бывает, что работая, Педант кряхтит от старательности. А некоторые из них при старательной работе высовывают кончик языка.

Педанты испытывают тягу к порядку и систематизации. Они стремятся всё упорядочить, всё расставить по местам, всё разложить по полочкам. Педанты знают: порядок – это когда каждая вещь имеет своё место. Если Шкурника спросить: «А у тебя есть …(то-то)?» – «Есть!» – «А где?» – «Ну, надо искать…» – ответит Шкурник. У Шкурника беспорядок, а у Педанта же вещи находятся на своих местах. Ему ничего искать не надо.

У них всё тщательно продумано и спланировано. На встречи и на службу они приходят чуть заранее. Они рано встают и рано ложатся спать. С возрастом встают по утрам всё раньше и раньше также и для того, чтобы иметь возможность без помех посидеть в туалете, – сказывается чувствительность выделительной системы организма. Они отличаются крепким здоровьем. Среди них часто встречаются долгожители.

В доме у Педанта тараканы и прочие насекомые не водятся, ибо не выживают – нечем им там поживиться, нет там грязи. Даже в щелях нет грязи. Там чистота и порядок. Казарменный, холостяцкий порядок. Ничего лишнего нет.

Серьёзное настроение порождает стремление окончательно в чём-либо разобраться, «поставить в деле точку». Иначе говоря, порождает стремление к завершённости.

Всякое дело надо не только начать, продолжить, но и обязательно довести до конца – поставить в деле точку. Если роль Героя предназначена для начинания дел, а роль Шкурника – для продолжения и воплощения на практике, то роль Злодея-Педанта предназначена для завершения дел. Доводка и отладка – вот те завершающие этапы, для которых предназначена роль Педанта. Его не надо торопить, он сам доведёт начатое дело до конца. Это будет очень долго, но в итоге выйдет шедевр.

Уж если Педант начал «рыть» в каком-то вопросе, то он обязательно «докопается». А уж если Педант поставил в каком-то вопросе точку, то там действительно больше делать нечего.

Часто путают мастерство и профессионализм. Профессионализм – это искусство делать работу требуемого качества в кратчайшие сроки, с минимальными затратами и усилиями. А мастерство – это искусство делать шедевр, делать работу наивысшего качества без ограничения по сроку, силам и средствам. Иначе говоря, профессионализм – это проявление шкурного прагматизма, а мастерство – это проявление старательности и педантизма. Профессионализм – это удел Шкурников, а мастерство – стезя Педантов.

Небрежные, шапкозакидательские настроения серьёзным людям не свойственны. Импровизацию они не любят. Шуток они не любят и не желают понимать. Однако они не тупы и не глупы. Но они не любят скоропалительных выводов. Они тщательно взвешивают все доводы за и против. Оттого их считают тугодумами. Они усваивают медленно, но прочно. Они «сильны задним умом».

С серьёзными людьмии опасно шутить. За неуместную шутку можно ответить с дыбы. Они доподлинно выяснят, что именно имел в виду шутник.

Характер Педанта называют тяжёлым. Про такого говорят: «тяжёлый человек» или «человек с тяжёлым характером».

Педанты всё делают тщательно, аккуратно, основательно, но медленно и неторопливо: они аккуратно отделяют шкурку от колбасы – так, чтобы на шкурке не осталось ни кусочка колбасы, и так же отделяют воск от сыра. Они не едят с бумаги или со сковороды, а лишь из тарелок. Сыпучие продукты всегда пересыпают в специально предназначенную для этого тару. Например, Педант никогда не будет насыпать чай в чайник из пачки. Он сначала пересыпает чай в чайную банку, а уж из банки – в чайник. Ни одной чаинки не пропадет. Это не жадность, а аккуратность.

Въедливость и дотошность – эта та причина, по которой Педанта называют занудой. Если Педант начал говорить, то непременно расскажет то, что решил рассказать. До самого конца расскажет. Менять тему разговора бесполезно. Если его перебить и завести разговор на другую тему, то он терпеливо выслушает, а после всё равно скажет: «Так вот, я не договорил…» – и продолжит свой рассказ с того места, на котором его прервали.

В отличие от непоседливых Героев, Педанты усидчивы. Они способны долго сидеть на одном месте и сосредоточенно корпеть над каким-то предметом. Герой долго сидеть не сможет – он будет постоянно вскакивать.

Один из видов деятельности, где нужна усидчивость, аккуратность, дотошность, въедливость и терпеливость – это труд писателя. Без упорной, кропотливой и настойчивой работы над текстом писателем не стать. Например, пушкинскому Евгению Онегину упорства не хватило:

В характере каждого состоявшегося писателя непременно есть педантизм. Не обязательно роль Педанта доминирует в характере, но педантизма непременно переизбыток. Однако не каждый педант – писатель. Педант способен много раз переписать от руки толстую книгу, но его губит занудство. Он может растянуть короткий рассказ на многотомное собрание сочинений. Всякая попытка Педанта написать художественное произведение неизбежно заканчивается графоманией.

Писатели бывают трёх типов: журналисты, беллетристы и технические писатели. Если журналисты и беллетристы «играют» словами, стремятся к многозначности слов, фраз и речевых оборотов, то Педанты, напротив, всегда стремятся к ясности, однозначности и недвусмысленности текста. Поэтому журналисты и беллетристы из Педантов не выходят. Зато из них выходят хорошие технические писатели, составители инструкций, руководств, наставлений, правил, положений, законов, кодексов – словом, всех тех произведений и документов, в которых требуется продуманность, ясность, однозначность, определённость, логическая связность и завершённость. Писательский стиль педантов – это тяжёлый казённый язык инструкций и руководств.

Педанты умеют вчитываться и отрабатывать текст. Обычно у них есть свой стиль подчёркивания и выделения фраз. Почерк ровный и твёрдый, буквы без завитушек и скруглённых углов, линии четкие. Иногда они пишут буквы в словах отдельно друг от друга. Бывает, что люди в задумчивости рисуют что-то на бумаге. У педантов нет штриховых набросков или завитушек. У них всегда рисунок состоит из четких твёрдых линий.

Педанты не умеют и не желают делать плохо. Они говорят: «Если хочешь, чтобы было сделано хорошо, – сделай сам». С их точки зрения, все кругом халтурщики, которые не умеют и не желают делать дело так, как надо. Они считают, что никому вокруг них дело доверить нельзя, – обязательно испортят, нахалтурят, недоделают; что-нибудь да сделают не так, как должно быть.

Сами они не делают халтурной, некачественной работы и не терпят халтуры от других. Педант – это одинокий мастер, это хмурый зануда вечно чем-то недовольный, ворчливый и брюзгливый.

Они пользуются только добротными, надёжными, высококачественными вещами. На качестве они не экономят. Не случайно, когда хотят подчеркнуть, что вещь сделана добротно и надежно, то говорят, что эта вещь для серьёзной работы. Всякую вещь, а в особенности инструменты для своей серьёзной работы (а иначе работать они не умеют и не хотят) они выбирают очень тщательно.

Люди с въедливым, педантичным характером не часто выбиваются в начальники. За въедливость и дотошность их не любят вышестоящие начальники. Чаще всего Педанты работают на должности главного специалиста – вредного, въедливого и дотошного, буквоеда и крючкотвора, но до тонкостей и мелочей знающего профессию.

В кинофильме советских времён «Майор «Вихрь» есть сцена, в которой очень хорошо отражён стиль Злодея-Педанта. Эсэсовец, которому было поручено взорвать Краков, узнал о своём революционно-пролетарском происхождении и решил застрелиться, чтобы быть честным перед нацией. Он уже поднёс пистолет к виску, но вспомнил про невымытые на кухне рюмки. Он отложил пистолет, пошёл на кухню, вымыл, протёр рюмки, аккуратно поставил их в буфет. И лишь после этого вернулся в комнату и застрелился. Застрелиться, оставив что-то в беспорядке (рюмки невымытыми), он не мог. Разумеется, в доме у него был идеальный порядок. Его форма и внешний вид были безукоризненны. У него были короткие, зачёсанные назад волосы. Да и разве можно представить эсэсовца с копной волос или вызывающей причёской?

Роль Злодея активно эксплуатирует в своём творчестве японский актёр и кинорежиссёр Такеши Китано. Во всех фильмах он играет людей, в характере которых доминирует роль Злодея-Педанта.

Очень хорошо характер Злодея-Педанта отражен в фильме «С меня хватит!» (Falling Down – 1993) с Майклом Дугласом в главной роли.

Чтобы понять, как в одной роли Злодея сочетаются занудство, жестокость и твёрдость, можно обратиться к примеру Салтычихи (Дарьи Николаевны Салтыковой), насмерть замучившая как минимум 138 своих крепостных.

Салтычиха была молодой, богатой, красивой женщиной. В 26 лет Салтычиха овдовела и получила в свое полное владение около шестисот крестьян в поместьях, расположенных в Московской, Вологодской и Костромской губерниях.

До смерти мужа за Салтычихой не замечалось особой склонности к жестокости и насилию. Но примерно через полгода после овдовения она начала регулярное избиение прислуги. Основным поводом к наказанию было недобросовестность в мытье полов или стирке. Салтычиха любила чистоту и порядок. Она не терпела халтуры и недобросовестности. (Узнаём черты Злодея-Педанта). Салтычиха стремилась твердой рукой навести порядок, но её жесткость стала переходить в жестокость. Она начала срываться на злобу и ненависть. Чувство злобы идёт рядом с чувством твёрдости – ведь они связаны с одной ролью Злодея

Наказание начиналось с того, что она наносила провинившейся крестьянке удары попавшимся под руку предметом (чаще всего это было полено). Провинившуюся затем пороли, иногда до смерти. Салтычиха могла облить жертву кипятком или опалить ей волосы на голове. Также она использовала для истязаний горячие щипцы для завивки волос, которыми хватала жертву за уши. Она часто таскала людей за волосы и при этом била их головой о стену длительное время. Многие убитые ею, по словам свидетелей, не имели волос на голове, Салтычиха рвала волосы пальцами, что свидетельствует о её немалой физической силе. Жертв морили голодом и привязывали голыми на морозе. (Узнаём злобу и жестокость, свойственную людям, в характере которых доминирует роль Злодея).

После разоблачения и суда Салтычиха провела в заключении 33 года, из них 11 лет в склепе. Она так и не раскаялась. (Узнаём твёрдость, стойкость и убежденность в своей правоте, свойственную людям, в характере которых доминирует роль Злодея-Педанта).

Салтычиха – яркий пример того, как роль превращается в доминанту характера. До овдовения за Салтычихой не замечалось особой склонности к жестокости и насилию. Но после смерти мужа ей пришлось занять его роль. После этого началось превращение занятой Салтычихой роли Злодея в доминанту её характера.

Итак, одну и ту же роль можно называть ролью Злодея, ролью Твёрдого, ролью Сильного Духом, ролью Педанта, ролью Серьёзного, ролью Хмурого, ролью Зануды.

Каждому человеку известны чувства, связанные с этой ролью. Другое дело, что в одних людях много качеств этой роли, а в других – мало. Человек, характеру которого не хватает качеств роли Злодея – это размазня бесхребетная. Говорят, что в нём нет внутреннего стержня. Такого человека называют слабовольным, слабохарактерным, слабаком, «манной кашей». Ему не хватает жёсткости, твёрдости, уверенности, настойчивости. Такой человек не способен отстаивать правду, отстаивать свои взгляды и убеждения, не способен защитить родных и близких. Про мужчину, который не обладает мужскими чертами характера (т.е. в характере которого недостаёт черт роли Злодея-Педанта), говорят: «Не мужик, а тряпка…, безвольная и бесхарактерная». И вообще, когда спрашивают: «Есть ли у этого человека характер», – то подразумевают, есть ли в его характере черты роли Злодея-Педанта. Под словом «характер» обычно подразумевают твёрдость.


Давно замечено, что доброта, добродушие (качество души) связано с полнотой человека (особенностью организма). Не случайно радостного и добродушного весельчака всегда изображают толстым, а про растолстевшего, располневшего человека говорят: «Раздобрел». Корабельного кока, повара всегда изображают толстым, радостным, добродушным.

Добродушные люди не только любят обильно и вкусно поесть. Они ещё любят петь и выступать. Некоторые из них обладают зычным, густым голосом. Такие любят играть своим голосом. Связь голосистости с полнотой можно заметить на примере оперных певцов. Большинство из них толстые, упитанные. Как тут не вспомнить про Людмилу Зыкину, Тамару Синявскую, Монсерат Кабалье. Можно вспомнить тенора Л. Паваротти – толстяка, который мог часами рассказывать журналистам о своей любви к спагетти.

Добродушие – не единственная черта характера людей этого типа. Им свойственны ещё праздность и себялюбие. Кумирам очень нравится купаться в лучах славы.

С ролью Кумира связаны три чувства: радость, гордость и благодушие (добродушие).

Переживая чувство гордости, достоинства, превосходства человек стремиться выпрямить спину, встать во весь рост, расправить плечи, выпятить грудь, поднять голову и задрать нос.

Под воздействием чувства собственного достоинства человек начинает осознавать себя личностью, начинает понимать своё значение, свою важность, своё величие. Он становится заносчивым и надменным, величественным и высокомерным, спесивым и самолюбивым, кичливым и амбициозным, честолюбивым и тщеславным.

Чувство собственного достоинства называют также чувством «Я». Это чувство порождает самолюбие, эгоизм, эгоцентризм, индивидуализм, снобизм.

Такие люди убеждены, что «человек – это звучит гордо».

Люди, в характере которых доминирует роль Кумира, постоянно выпячивают своё «Я». Они всё время «якают». О чём бы они ни говорили – всегда начинают со слова «Я» и говорят только про себя.

Чувство «Я», чувство гордости и собственного достоинства называют ещё гонором. Когда человек выпячивает своё «Я», то говорят, что он «гонор свой высовывает».

Чувство собственного достоинства порождает в человеке огромное самомнение. Такие люди «…почитают всех нулями, а единицами себя». Они, «как флаги, несут свои лица», смотрят на всех свысока, надувают щёки, разговаривают «через губу».

Такие люди подобны Коту и Курице из сказки Г.Х.Андерсена «Гадкий утёнок», которые «считали самих себя половиной света, и притом лучшей половиной».

Когда женщины одна перед другой, подняв голову и выпрямив спину, демонстрируют своё достоинство и высокомерие, их называют гусынями.

Чувство превосходства порождает вседозволенность и бесцеремонность. Такой человек абсолютно убеждён, что всё в этом мире для него. Он наглец. Интересов и прав окружающих для них не существует. Он – «пуп земли». Он – центр вселенной.

Пальцы он держит «веером», – так, что «рука в карман не пролезает». Про него говорят: «Сидит на пальцах».

Чтобы заявить о себе, выразить своё «Я», подчеркнуть свою индивидуальность, свою исключительность носят яркие, пышные, броские одежды. Таким людям свойственны вычурность и безвкусица, пошлость и кич. Они любят яркие, «атомные» цвета. Как тут не вспомнить малиновые пиджаки «новых русских», «костюмы с отливом».

Они любят принимать торжественные позы. «Распускать перья», как павлин, петух, фазан, индюк. Про такого говорят: «Напыщенный индюк».

«Пава» – это птица павлин, который ходит величаво и, красуясь собой, распускает перья.

Такие люди любят красоваться, шиковать, форсить, щеголять, «пускать пыль в глаза». Любят делать широкие жесты, «сбрасывать с барского плеча». Они щедрые транжиры – платят не торгуясь.

Они обожают роскошь. Для них были придуманы пошло-роскошные стили барокко, рококо и т.д.

Они любят всякую мишуру. Им нравится, когда всё блестит, сверкает и переливается. Они постоянно украшают себя кольцами, перстнями, цепями, браслетами. У них везде «цацки», «навороты».

Понты, выпендрёж раньше называли форсом. Ради форса бандитского уголовники делали себе наколки из-за которых и попадались. Но желание форсить, выпендриваться было сильнее осторожности. Сейчас татуировки вошли в моду и наколки делают все, кто желает выпендриться. Чувство «Я» порождает желание выделиться. Неважно каким способом.

У людей, в характере которых доминирует роль Кумира, нет ничего для себя, для внутреннего пользования. У них всё напоказ. Сплошная показуха.

Им свойственно бахвальство, показная бравада. Они произносят пышные, красивые, цветастые, но пустые фразы. Они говорят со значением в голосе, делают многозначительные паузы. Всё, что они изрекают, – это «истина в последней инстанции», ибо они себя этой высшей, последней инстанцией и считают.

Они хотят всегда быть в центре всеобщего внимания. Они хотят чтобы все вокруг них суетились, все под них «прогибались», уступали бы им во всём.

Они любят во всём главенствовать и всем руководить. Они всегда хотят быть наверху, во власти. Любят председательствовать, восседать во главе президиумов, выступать с трибун. Они не терпят, когда что-либо происходит без их ведома. Они любят разрешать или запрещать. Норовят быть «в каждой бочке затычкой».

Они тщеславны и честолюбивы. Обожают лесть, пышные титулы, звания и награды. Желание прославиться любой ценой («понт дороже денег») толкает их на «подвиги Герострата».

Эти люди хронически больны «звёздной болезнью» и «манией величия». Они жаждут славы, восторгов, лавров и поклонения. Они хотят срывать аплодисменты, слышать бурю оваций, крики «браво!», «бис!». Они мечтают купаться в лучах прожекторов, принимать парад под «медные трубы» оркестра. Мечтают под восторги толпы катиться по широким проспектам в роскошном автомобиле.

Такие любят появляться в окружении свиты почитателей и обожателей. В поход они непременно идут с толпой, со свитой, а сам поход превращают в череду привалов и пикников с выпивкой и закуской. Так в поход на войну ходили цари со всем «двором его величества», с любовницами, поклонницами, поварами, слугами, подхалимами, шутами. Ходили в перьях и плюмажах, лентах и бантах, сверкая позолотой и драгоценными камнями.

Когда в коллективе или в обществе кому-то отведена роль Кумира, то говорят, что царит «культ личности» этого человека, что он находится в исключительном положении, на исключительной роли. В семье – это может быть культ одного из членов семьи (мужа, жены или ребёнка). В государстве – это может быть культ личности правителя, в фирме – культ босса.

Гордость, достоинство, превосходство – это возвышающее чувство. Оно порождает высокомерие, стремление держать себя выше окружающих, смотреть на всех свысока. Все речевые обороты, связанные с возвышением: «возвыситься над низким», «смотреть свысока», «смотреть сверху вниз», «быть выше этого», «плевать на всё с высокой колокольни», – всё это указания на превосходство. Переживая чувство превосходства Кумир «ставит себя выше» окружающих.

Надменность и высокомерие, заносчивость и превосходство – эти качества называют «барскими замашками», «начальничьими замашки», ибо эти черты свойственны знати, элите, высшим слоям, «сливкам» общества. Элиту, знать называют «великими», «высокими», «высокородными» людьми, и обращаются к ним соответственно: «ваше величество», «ваше высочество», «ваше превосходительство», «ваше высокородие». Чтобы понять характер элиты достаточно взглянуть на портреты царей и вельмож. Лица у них надменные, на каждом пальце по перстню, одежда роскошная, всё сверкает золотом и драгоценными камнями.

Роль Кумира – это роль главы, владыки, босса, шефа, начальника, авторитета. Среди начальников часто встречается люди с таким типом характера.

Роль Кумира – это роль уважаемого человека, добившегося успеха и достатка, благополучия и положения в обществе. Про такого человека говорят: «Он теперь большой человек, большой начальник, большой босс». Речь идёт не о высоком физическом росте человека, а о его «высоком» положении.

Про кабинет высокопоставленного начальника говорят «высокий кабинет». Речь идёт не о высоте расположения кабинета и не о высоте потолка в кабинете, речь идёт о высоком положении его владельца.

Роль Кумира – это роль человека, который добился всего, чего он хотел. Ему уже некуда больше стремиться. Он гордится собой и своим положением. На самом деле роль Кумира – это роль обывателя. Все мещане и обыватели помешаны на чувстве собственного достоинства. У них всё обязательно связано с чувством достоинства. Если ответ дать – так непременно достойный ответ, если встретить – так обязательно достойно встретить, выглядеть – так непременно достойно выглядеть… Главное требование обывателей – обеспечить им достойную жизнь, достойное существование, достойную старость. Чтобы они могли носить своё достоинство, превосходство. Чтобы могли спесиво смотреть на всех свысока, сверху вниз.

Они даже на небольшое время не хотят лишаться чувства собственного достоинства. Они очень бояться «потерять лицо» – т. е. сойти с роли Кумира, перейти от чувства превосходства над окружающими к какому-нибудь другому душевному состоянию.

Среди детей, как и среди взрослых, тоже встречаются важные, надменные толстяки с гонором. Они любят «на равных», с достоинством говорить со взрослыми, а на сверстников смотрят свысока. На прогулку выходят в модных штанах с броскими наклейками на заду. Они не бузят, не играют в войну, не гоняют азартно мяч, не лазают по стройкам и подвалам. Не достойно!

В амбициях и тщеславии, в заносчивости и самомнении женщины ничуть не уступают мужчинам. Ведь все души устроены одинаково. Все души состоят из одних и тех же чувств. В пушкинской «Сказке о рыбаке и рыбке» описано, как возрастают запросы на власть у честолюбивой старухи, которая возжелала стать «владычицей морскою», властвовать и повелевать всем и вся.

Давно замечено: как только человек становится начальником, как только он получает роль Кумира – он тут же начинает стремительно толстеть. Вот как об этом написал Ярослав Гашек в книге «Похождения бравого солдата Швейка во время мировой войны»:

Нельзя путать роль Кумира с ролью Героя. Герою нужны бури, сражения, потрясения и риск. Герой – он в азарте, и упоении бросается в бурю, сливается с ней, купается в ней. Герой – он весь увлечён действием. Для Героя «цель – ничто, движение – всё!».

Кумир – это уважаемый человек, это авторитет. Герой – это не авторитет. Герой – это заводила.

Цель Кумира – показать себя, обратить на себя внимание. Всё, что Кумир делает – это выпендрёж, позёрство и показуха. В душе Кумира нет огня, нет пламенности. Там заносчивость и амбиции, себялюбие и самолюбование.

Кумир – это «отработанный пар» Героя. Кумир – это торжествующий победитель, который гордо ставит ногу на грудь поверженного противника и замирает в торжественной позе: «Смотрите все, какой я».

Если Герой рвётся в бой, бросается на абордаж, лезет на стену штурмуемой крепости, то Кумир в бой не пойдёт. Он будет в гордо-достойной позе руководить сражением. Он тоже может выхватить шпажонку, усыпанную драгоценными камнями, и обозначить своё стремление вперед. Но до драки и боя он, скорее всего, не добежит.

В пушкинской поэме «Руслан и Людмила» есть персонаж, которого зовут Фарлаф:

Кумир – это «крикун надменный», который среди мечей очень скромный воин. Не то, чтобы он очень пуглив или труслив, но чрезмерно ценит себя. Ведь для Кумира нет в мире ничего ценнее его собственного «Я». Ведь если он, единственный и неповторимый, погибнет, то с ним погибнет его мир, столь же единственный и неповторимый. Впрочем, жажда славы может и Кумира толкнуть на смерть: «На миру и смерть красна!». Но эта его смерть обязательно будет показной. Бесславная смерть Кумиру не нужна.

Риск ради риска нужен Герою, а Кумиру нужен риск ради форса, ради понта.

Проявление себя и предъявление себя (своего Я) – это разные вещи. Проявление себя – это героическое начало (чувство вдохновения, страсти, азарта), которое реализуется в чрезвычайной ситуации. В обычной жизни Герою скучно. Он не знает, куда себя деть, во что вложить свою энергию. Герой оживает только в экстремальной ситуации. Только в экстремальной ситуации у Героя загораются глаза.

Кумирское же начало связано не с проявлением себя, а с предъявлением себя, своего Я, своего эго. Гонор и спесь, достоинство и показуха – эти качества Кумир может проявить лишь в обыденной жизни. В чрезвычайной ситуации не до спеси, не до гонора. Поэтому обыватель не любит чрезвычайщину. Обыватель хочет, чтобы всё было спокойно и достойно.

Всегда надо помнить, что характер человека не сводится лишь к доминанте характера – к наиболее предпочитаемой им роли. Каждому человеку известны все роли и все чувства. Часто бывает так, что в характере человека есть переизбыток ролей Героя и Кумира одновременно. В этом случае из него и энергия прёт, и его «Я» выпирает.

Другое чувство, связанное с ролью Кумира, – это чувство радости, смеха, веселья.

Роль Кумира – это роль человека, добившегося успеха. А смех и радость – такие же непременные спутники успеха, как и гордость. Добившись успеха человек не только горд успехом, но и рад успеху. Он стоит, гордо подняв голову, выпрямив спину и расправив плечи. А ещё он улыбается и смеётся. Он сияет от радости.

Азарт и горящие глаза творца – это героическое, а сверкающая улыбка победителя – это кумирское.

Радость и гордость – это совместимые между собой чувства, ибо они связаны с одной и той же ролью Кумира. Гордость (превосходство) часто идет рядом со смехом (радостью). Бывает, что человек свысока посмеивается, надменно усмехается или нагло (т. е. с чувством превосходства) ухмыляется. Улыбка бывает высокомерной, улыбкой превосходства.

Радость называют светлым чувством. «От улыбки станет всем светлей» – поётся в известной песне. Про радостного человека говорят, что у него «просветлённый лик» Когда человек получает радостное известие, то говорят, что его лицо просветлело.

Роль Кумира – это социальная роль знати. Все виды обращения к знати – это указания на их кумирское положение в обществе. Представитель знати – он величественен (отсюда «Ваше величество»), он держит себя высоко, с превосходством (отсюда «Ваше высочество»), он сияет от радости (отсюда «Ваше сиятельство»), он светел от радости (отсюда «Ваша светлость»).

Радость и успех празднуют. Поэтому чувство радости называют настроением праздника или праздным настроением. Люди с характером Кумира любят праздное настроение и праздную жизнь. Поэтому их называют «праздными людьми». Жизнь для них – это «праздник, который всегда с тобой».

Они обожают любые праздники, фестивали, карнавалы – любые яркие и шумные общественные мероприятия, на которых «веселится и ликует весь народ». Особенно они любят такие праздники, на которых можно совместить веселье с хорошей едой, – свадьбы, юбилеи, застолья.

Роль Кумира предназначена для праздников и торжеств. Это роль «свадебного генерала», это роль тамады. Это роль уважаемого старейшины, патриарха, аксакала, которого постоянно приглашают на праздники и торжества: на свадьбы, рождения и поминки. Так он и ходит, от дома к дому, от стола к столу. Везде он с достоинством восседает на почётном месте, говорит красивые речи. Говорит много, красиво. Говорит с чувством собственного достоинства и широкой улыбкой.

Праздность – это постоянное душевное состояние высших слоёв общества. У них постоянно «праздник жизни» – вечно какие-то балы, увеселения, забавы и потехи. Там блистают нарядами и украшениями, похваляются связями и знакомствами, кичатся роскошью и богатством. Там «сливки общества» пируют и веселятся, шикуют и гурманствуют. Не зря вся эта светская тусовка тяготеет к хорошей кухне и к изысканным блюдам – ведь они гурманы и пожиратели. Они ценители хороших блюд.

Праздная жизнь, которую ведёт элита называется «светской жизнью». Принять в ней участие – значит «выйти в свет». Для праздного времяпровождения придуманы рестораны и ночные клубы, в которых постоянно обитает клубно-ресторанная богема – завсегдатаи этих клубов и ресторанов. Богема там выпендривается и веселится – «прожигает жизнь».

Если Героев надо искать на детской площадке, то чтобы полюбоваться на Кумиров надо идти на праздник, лучше на светско-начальничью тусовку. Там, на «ярмарке тщеславия»– там достойные люди, прямые спины, гордо поднятые головы. Там дорогие костюмы и роскошные наряды, там понты и показуха, сияющие улыбки и пошлые шутки.

Театр считается культурным учреждением. Считается, что в театр ходят чтобы приобщиться к культуре. Присмотревшись к театру, можно понять, какой же смысл вкладывают в слово «культура». Главное действие в театре происходит не на сцене, а в зале и в фойе. Люди ходят в театр не для того, чтобы пьесу посмотреть, а чтобы себя показать. Посещение театра для них – это выход в свет. Они надевают лучшие одежды. Женщины надевают украшения и фланируют по залам фойе с чувством собственного достоинства. Иначе говоря, в театр люди ходят, чтобы покумирствовать, попоказушничать. А под словом «культура» и «культурные люди» подразумевают кумирствование. Таких людей называют «театралами», но чаще «тусовщиками». Для них главное – не действие на сцене, а тусовка – возможность потусоваться с такими же пустыми тусовщиками. Театрально-артистическая тусовка тяготеет к богемной жизни – праздному ленивому безделию и пустопорожней болтовне.

Про артистов отдельный разговор. В артисты идут, чтобы нести себя в мир со сцены, чтобы «дарить людям себя». Если девочка говорит, что мечтает стать артисткой, можно не сомневаться, что в жизни из неё постоянно фонтанирует выпендрёж, позёрство и показуха. В жизни про артиста говорят: «порожняк с выпендрёжем».

Кумир – это человек-праздник, это перманентный массовик-затейник. Яркий, шумный, сверкающий своей улыбкой, отпускающий «плоские» шутки, он несёт всем своё Я, несёт праздник своей души, независимо от того нужен ли этот праздник или нет. Но не всем и не всегда нужен праздник. Поэтому когда человек «расцветает» и начинает, как фонтан, шумно извергать из себя радость, смех, веселье, говорят: «Если у тебя есть фонтан, заткни его» (Козьма Прутков). Иногда говорят: «Увянь!»

Чувство радости называют головокружением от успеха, шапкозакидательским настроением. От радости человек становится хвастливым и говорливым. Не зря на праздниках и торжествах хвастаются своими успехами. Радостный Кумир любит приврать о своих подвигах, как Хлестаков или барон Мюнхгаузен. Он любит хвастать победами над женщинами, мол, «менял я женщин, как перчатки». Любит рассказывать пошлые, «сальные», скабрезные анекдоты. Любит зубоскалить. В грибоедовском «Горе от ума» есть такой персонаж – генерал Скалозуб.

Чтобы побудить обывателя обратить внимание на что-либо, побудить усвоить хоть какие-то представления, его нужно обязательно развеселить, потешить анекдотом. Даже очень серьёзные работы необходимо разбавлять шутками. Обывателю надо беллетризировать текст, превратить его в забавное бульварное чтиво.

Кумир – он краснобай, горлопан и пустозвон. Однако кумирское красноречие зачастую связано с пустым желудком (некормленые собаки брешут). Сытый Кумир – он ленив, благодушен, умиротворён и ко всему безразличен.

Ещё одно чувство, связанное с ролью Кумира, – это чувство благодушия, благополучия, безмятежности, удовлетворения, умиротворения, успокоенности, облегчения. Это чувство называют ещё гармонией души, чувством душевного равновесия, «безоблачным состоянием души».

Как известно, человеку, добившемуся успеха, свойственны не только гордость и радость, но ещё и самоуспокоенность, благодушие.

Про человека, который благодаря успехам и достижениям перешёл на роль Кумира, и ему понравилось пребывать на этой роли (роль стала стремительно превращаться в доминанту характера), про такого говорят, что он «поймал звёздочку» или «заболел звёздной болезнью». А «звёздная болезнь», как известно, проявляется не только в заносчивости и праздности, но ещё и в благодушии и успокоенности, которые порождают расслабленность и лень. «Звёздная болезнь» делает человека самоуспокоенным. Он перестаёт трудиться в поте лица – «почивает на лаврах».

Когда про человека говорят, что он погряз в неге и роскоши, что он предался лени и праздности, то это означает, что он постоянно пребывает на роли Кумира. Ибо стремление окружить себя роскошью проистекает от чувства собственного «Я», праздность – от чувства радости и веселья, а нега и лень – от чувства благодушия. Так живут цари. Так живёт вся элита.

Кумир – он благодушный лентяй и бездельник, он лодырь и сибарит. Он «душка». Только не надо путать «душку» Кумира с «душным» от жадности Шкурником, которого постоянно «жабо душит».

Благополучие, благодушие и умиротворение – это внутренне состояние души, которое возникает, когда всё в жизни хорошо, когда можно расслабиться. Если человеку говорят: «Что ты такой напряжённый? Расслабься! Всё хорошо!» – ему предлагают перейти на роль Кумира. Когда же призывают заняться делом, то напротив, требуют изжить праздность и благодушие, прекратить «почивать на лаврах», т. е. предлагают сойти с роли Кумира.

Чувство благодушия и умиротворения называют состоянием комфорта, «зоной комфорта». Чтобы человека побудить к действию, его надо вывести из «зоны комфорта», вывести из состояния благодушия и умиротворения.

В ресторанах для элиты всегда играет мягкая, расслабляющая музыка. Это делается специально для того, чтобы человек мог расслабиться, отдохнуть душой, облегчить свою душу. Чувство расслабленности, благодушия, умиротворения часто сопровождается блаженной улыбкой на устах.

Бывает улыбка превосходства, а бывает благодушная улыбка – это улыбка блаженства, улыбка удовлетворения, улыбка облегчения. Такие улыбки возникают от того, что чувство радости, вызывающее улыбку, чувство гордости и чувство благодушия связаны с одной и той же ролью Кумира. Однако не бывает, например, улыбки омерзения, улыбки ненависти или улыбки ужаса, ибо чувство омерзения, чувство ненависти и чувство ужаса связаны с другими ролями – не с ролью Кумира.

Смех и радость часто идут рядом с благодушием и расслабленностью. Именно от совместимости чувств радости и благодушия возник устойчивый образ радостного, добродушного толстяка, любителя вкусно и обильно поесть, лентяя, который смотрит на проблемы «сквозь пальцы» и всегда готов «махнуть рукой» на трудности и неудачи.

Известно, что смех позволяет человеку расслабится, снять тревогу и напряжение. Это происходит от того, что смех и тревога не совместимы между собой, ибо они связаны с разными ролями. Смех связан с ролью Кумира, а тревога – с ролью Шкурника.

Благодушие иногда называют чувством безразличия. Когда говорят: «мне без разницы», «мне пофиг», «мне фиолетово», «конгруэнтно» – это означает безразлично. Отсутствие отношения – это тоже отношение, точнее отношение безразличия.

Благодушие, беспечность и беззаботность порождает добродушие, миролюбие, гуманизм, терпимость, снисходительность к чужим слабостям, всепрощенчество – те качества души, которое называют добротой. Не случайно говорят: «…и на радостях простил», ведь радость и благодушие – это чувства, связанные с одной и той же ролью Кумира.

Подхалимы знают, что к начальнику лучше обращаться, когда он находится в хорошем, добром настроении, т. е. в благостном расположении духа. Находясь в добром, благодушном настроении, начальник может удовлетворить любую просьбу, не вникая особо в суть дела. Поэтому подхалимы, перед тем, как обратиться к начальнику с просьбой, стараются перевести его на роль Кумира. Они пытаются рассмешить начальника, развеселить его, распотешить.

Чувство благодушия называют ещё «чувством глубокого удовлетворения». Обороты прессы советских времён типа: «С чувством глубокого удовлетворения восприняли советские люди известие о …» – свидетельствуют о том отношении, о той обывательской роли Кумира, которую предлагалось занимать «советским людям» в связи с известием о …

Благодушие и удовлетворённость называют чувством сытости. Обыватель – он сытый и удовлетворённый, благодушный и самоуспокоенный. Благодушие – это чувство покоя, чувство душевного равновесия, это «гармоничное состояние души». Благодушие – это состояние человека, нашедшего гармонию внутри себя, живущего в гармонии с самим собой и окружающим миром. Такой человек избавлен от тревог и волнений, от злобы и печали, от страстей и зависти – сплошная гармония в душе: «Всё прекрасно в этом лучшем из миров».

Благодушное состояние души называют состоянием отдыха. Собственно, чувство благодушия и нужно для того, чтобы отдохнуть, расслабиться, обрести гармонию в душе.

Когда говорят, что человек «живёт в розовых очках», «смотрит на мир сквозь розовые очки» – это как раз и означает, что он живёт в благодушии, в гармонии с собой. Он хочет сохранить это состояние души и поэтому старается не замечать трудностей и проблем, несчастий и тревог.

Благодушие порождает наплевательство. Роль Кумира – это роль главы, начальника. А начальникам, как известно, наплевать на работников и подчинённых, на беды и трудности простых людей.

Благодушие порождает маниловщину – мечты и намерения, полностью оторванные от реальности. Благостное состояние души порождает благие намерения, которыми, как известно «вымощена дорога в ад». Бытует выражение «благонамеренный обыватель». Ведь роль Кумира – это роль обывателя.

Благодушие порождает самодовольство – довольство собой и окружающей действительностью. Когда человек живёт радостно и беззаботно, то говорят, что он живёт припеваючи. Ведь когда у человека хорошее настроение – он поёт.

Благодушный человек, обретший гармонию в своей душе – это счастливый человек. Счастье – это когда всё хорошо. Счастье – это набор эмоциональных состояний, связанных с ролью Кумира: радость, гордость и благодушие. Поэтому поздравления с праздником всегда сопровождают пожеланием успеха, счастья, радости и благополучия, т. е. пожеланием переживать чувства связанные с ролью Кумира.

Слово «благодарю» – это благо дарю. Это пожелание человеку перейти к благостному состоянию души, т. е. в состояние благодушия.

Все идеалы обывателя о «счастливом светлом будущем» – это представления о мирной, достойной, радостной и беззаботной жизни. Именно поэтому все сектантские агитки о «рае Царствия Божия» изображают «просветлённые лица» улыбающихся и добродушных людей, «нашедших гармонию внутри себя». Ведь счастье – это когда не надо ни напрягаться, ни беспокоиться.

Роль Кумира – это роль обывателя, достигшего всего, чего он хотел. Ему уже некуда больше стремиться. И теперь он, достойный человек, может жить счастливо, может «почивать на лаврах». При этом не важно, на какой ступени социальной лестницы находится обыватель, каков его достаток. Важно, что обыватель считает своё положение разумно-достаточным. «Будь доволен сам собой!» – стержень обывательской философии. Фраза: «Человек – это звучит гордо» – принадлежит обитателю ночлежки из пьесы М.Горького «На дне». Но он, обитатель «дна» – хочет гордиться собой.

Нет никакой разницы в спектре чувств между царственным или великосветским обывателем и обывателем со дна общества – ханыгой. Великосветским обывателям столь же свойственны благодушие и самодовольство, как и ханыгам. Ханыга желает выпить и закусить, чтобы расслабиться и перейти к благодушному настроению.

Слово «самодовольный» обычно употребляют вместе со словом «напыщенный». А к словам «напыщенный и самодовольный» обычно добавляют «индюк» или «болван». Это не случайно. Обыватель глуп. Это гордый, радостный и самодовольный болван. Своих мыслей у него нет. Он не знает, что думает, пока не услышит, что он сам сказал. Они не пишут книг – у них нет мыслей для себя в тишине. Они издают сборники речей и выступлений.

Несмотря на то, что обыватели себя считают «культурными и цивилизованными», они не являются творцами культуры и цивилизации. Они – не творцы, а лишь потребители культуры.

Почти все классики русской и всемирной литературы отдали дань обличению пошлости и мещанства. На самом же деле они лишь описывали черты роли Кумира, которая доминирует в характерах мещан-обывателей.

Обывательские идеалы – это идеалы успеха и благополучия, радости и гордости. Нельзя не заметить, что самые читаемые обывателями издания – это газеты и журналы о светской жизни, о жизни звёзд и знаменитостей. Там пишут о том, кто из знаменитостей на каком вечере был, в каких нарядах и как там выпендрился. Обыватели хотят войти в элиту общества, хотят стать частью элиты, хотят также, как элита, ходить в нарядах, сверкать улыбкой и выпендриваться. Обыватели стремятся к тому положению, которого добилась элита.

В «Песне о Буревестнике» А. М. Горького есть персонаж, в котором отражены два качества Кумира – глупость и трусость:

«Глупый пингвин» – это обыватель, который боится бури. Он в песне противопоставляется Герою-«Буревестнику». Если Героям нужна буря и «великие потрясения», то обыватели боятся бури. Они хотят достойно жить и радоваться.

Душевные качества, свойственные людям, в характере которых доминирует роль Кумира, определяют их взгляды, убеждения и жизненные ценности.

Нельзя не заметить, что именно такие черты свойственны представителям российской либерально-демократической общественности. «Демократы» постоянно говорят о «защите прав и достоинства личности». Всех людей они делят на «тех, в ком есть чувство собственного достоинства и тех, в ком его нет». Они утверждают приоритет прав личности над правами общества. Они интернационалисты и космополиты, ибо полагают, что «человечество квантуется на личности». У них нет этнической солидарности (если они русские по происхождению). Вместо защиты интересов русского народа они говорят об «общечеловеческих ценностях».

Тут надо оговориться. С течением времени некоторые слова меняют свой смысл, т.е. изменяется стоящее за словом понятие. Если еще в начале XIX века слово «либерал» означало вольнодумца (А.С.Пушкин в «Евгении Онегине» называет героя «опасный либерал»), то теперь «либерализм» означает попустительство и снисходительность при благодушном самодовольстве. Сейчас говорят «мягкотелый либерал» («робко прячет тело жирное…»). Изменило свой смысл и слово «демократия», которое изначально означало «народоправие» и было синонимом слова «соборность».

В «Сказке о Мальчише-Кибальчише» Аркадий Гайдар хорошо показал Кумира-обывателя – это Мальчиш-Плохиш, который «за бочку варенья и корзину печенья» захотел идти в буржуинство. Плохиш кричал: «Я свой, буржуинский!» А в это время друзья-товарищи «мальчиши-малыши» бьются с буржуинским войском. Среди них есть Мальчиш-Кибальчиш – это Герой-Заводила – он первый среди равных, среди своих друзей-товарищей.

Если простым людям (т. е. людям, в характере которых доминирует роль Простака) свойственен дух товарищества и коллективизма – «сам погибай, а товарища выручай!», «один за всех и все за одного!», то Кумир – он достойный обыватель – он индивидуалист. К тем, кто чувствует себя гордо и достойно (т. е. пребывает на роли Кумира) обращаются «господа», а к равным себе, к своим друзьям и товарищам обращаются «товарищи».

Если коммунизм – идеология общинности, коллективизма всегда была и будет идеологией широких масс простого трудового народа, то либерализм и демократизм – это идеология обывателей, идеология «среднего класса», идеология мелкой буржуазии.

Если вспомнить, что слово «демос» в древней Греции означало вовсе не весь «народ», а лишь свободное население, обладавшее гражданскими правами (т. е. собственников), то всё окончательно становится на свои места. Демократия – это власть собственников (мелких буржуев). Поэтому её называют «демократией лавочников».

Элита и обыватели – это «одного поля ягоды», это один и тот же кумирский тип характера. Разница лишь в том, что у представителя элиты денег больше, чем у обывателя. А замашки, манеры, жизненные ценности – те же самые: понты, показушничание, тяга к праздности и безделию, чувство превосходства, благодушие и наплевательство. Обыватель – он оттого лишь фрондирует, что хочет войти во власть, хочет быть частью элиты, хочет, чтобы к нему относились, как к высшему сословию.

Обыватель для элиты – «он свой, буржуинский». Они чувствуют родство душ. Поэтому элита поддерживает обывательские («демократические») партии, интегрирует их представителей во власть, предоставляет доступ к СМИ.

Патриотов-народников не только не допускают во власть, но и не допускают к участию в выборах. Власти запрещают народно-патриотические партии, сажают патриотов в тюрьмы («русская статья» УК). Элита, верхи, власть страшно бояться народного единения, бояться народной «руки миллионопалой сжатой в единый громящий кулак».

Чувства, связанные с ролью Кумира – гордость, радость, умиротворение, – считаются хорошими чувствами. Все сказки с хорошим концом заканчиваются тем, что герои стали жить достойно и радостно, стали жить припеваючи. Т. е. их душевное состояние стало соответствовать роли радостного и благодушного Кумира.

Переход на роль Кумира – это приз в конце испытаний. Это то душевное состояние, к которому люди стремятся. Говорят: «Вот закончу работу, добьюсь цели, вот тогда и отдохну. Буду жить радостно и достойно, обрету гармонию и покой в душе».

Победы и достижения отмечают праздником. Сценарии всех советских праздников очень хорошо соответствовали душевному состоянию Кумира. Сначала – много гордости и достоинства. Начинается торжественное заседание. На сцене самые уважаемые люди – президиум. В торжественно украшенном зале много света от роскошных люстр. Достойные люди, одетые во всё лучшее с достоинством рапортуют об успехах, похваляются победами. Их награждают орденами и аплодисментами. После торжественного заседания – праздничный концерт. Артисты дарят радость и смех. Публика в зале забавляется и веселится. Затем праздничный ужин. Банкет. В благодушном состоянии души все возвращаются домой.

Роль Кумира – это роль для отдыха и праздника, для накопления сил и наращивания жира. Эта роль не предназначена для дел. При этом роль Кумира – это роль Главы, роль начальника, не зря ведь манеры Кумира называют «начальничьими замашками».

Когда во главе предприятия или коллектива становится человек, в характере которого доминирует роль Кумира, то дела там идут лишь по инерции. Поэтому возглавлять должны те, у кого глаза горят, за которыми идут. Когда говорят, что надо «дать дорогу молодым», что «молодым везде у нас дорога, а старикам везде у нас почёт» – это как раз и означает, что надо Кумиров заменить Героями. Однако надо помнить, что не все молодые обладают героическим характером. Бывает, что и у молодых переизбыток гонора и пустозвонства, себялюбия и самодовольства. Молодость, сама по себе, ещё не гарантирует героической доминанты души, не гарантирует огня в душе, не гарантирует увлечённости делом.

Очень многие люди только для того и стремятся к успеху, чтобы, достигнув его, побыть на роли Кумира. Одни рвутся к власти и богатству, другие – к вершинам науки или искусства, и всё лишь для того, чтобы в конце пути – постоять на пьедестале почёта, искупаться в лучах славы, испытать чувство триумфа, побыть в роли победителя. Исключительно ради «медных труб» славы они готовы пройти «огонь и воду», чтобы в конце пути вкусить славы и праздника. Они идут к успеху любой ценой, лишь бы в конце нелёгкого пути можно было гордо поднять голову, выпрямить спину, расправить плечи и, улыбаясь, смотреть на всех с высоты своего успеха. Собственно для этого и предназначены такие процедуры, как триумфальная встреча победителей, возведение на пьедестал почёта, награждение знаками отличия. В конце пути обязательно должно ждать какое-то торжество, какой-то праздник: торжественный выпускной бал или чествование на банкете после защиты диссертации.

Однако есть такие области деятельности, которые не принесут оглушительного успеха при жизни. Двигать дела в таких областях, заведомо зная, что не будет славы и чести, восторгов и поклонений – это совсем другое. Ведь человек, который сознательно обрёк себя на бесславие и безвестность, который не имеет в глазах окружающих права носить гордость и достоинство, такой человек воспринимается, как неудачник, как человек, не добившийся жизненного успеха. С ним говорят снисходительно, пренебрежительно. Его не уважают.

Убить в себе Кумира и кумирские мечты – это не просто. А может и не надо этого делать? Может махнуть на всё рукой и предаться праздности и лени, погрязнуть в неге и роскоши (если есть такая возможность).

Каждому человеку известны чувства, связанные с ролью Кумира: радость, гордость и благодушие. В каждом человеке есть кумирское начало. Другое дело, что в одних людях этого кумирского начала много, а в других – мало.

Люди, в характере которых не хватает качеств роли Кумира, независимо от реальных достижений, воспринимаются как неуспешные люди, как неудачники. Такие люди не умеют «подавать себя». Им не хватает авторитетности, солидности, представительности.

Умение подать себя, сосредоточить на себе внимание, умение «держать на себе внимание зала» нужно любому публичному деятелю: оратору, конферансье, проповеднику, лектору, учителю. Для этого надо уметь переходить на роль Кумира, уметь держать себя с достоинством, улыбаться и красиво говорить. А иначе – никто слушать не будет, никто не обратит внимания на твои слова. Если сам себя не будешь уважать, то никто тебя уважать не будет.

Искусство красиво выступать – это великое искусство. Бывает, что выходит к доске скучный, занудный преподаватель и начинает что-то бубнить у доски себе под нос. Его никто не слушает. В аудитории начинается тихое перешёптывание и сдавленное хихиканье, постепенно переходящие в шум и гвалт. Другое дело если перед аудиторией выступает велеречивый краснобай. Он красуется и рисуется, принимает торжественные позы и делает многозначительные паузы. Говорит при этом он банальности, но слушают его раскрыв рот и затаив дыхание. А скучный зануда – он хоть и знает в сто раз больше, чем краснобай, но ничего донести не может – его не слушают. А краснобай – тот хоть что-то, да донесёт до слушателей.

Искусство учить – это великое искусство. Не всякий мастер может быть хорошим учителем. Раскрыть ученику секреты мастерства – это завершающая стадия обучения. Главное же в обучении – это «поставить базу» – обучить базовой технике, привить базовые навыки, дать базовые знания. Чтобы провести ученика шаг за шагом от профана до мастера недостаточно одной лишь правильной методики обучения. Необходимо, чтобы учитель был авторитетом для ученика. Иначе ученик не станет слушать учителя, не будет внимать каждому его слову.


Давно замечено, что хитрость, пронырливость, изворотливость как-то связаны с носом и нюхом. Не зря жулика, хитреца, обманщика, интригана всегда изображают с длинным носом, а на роль хитреца-проныры обязательно подбирают длинноносого артиста.

Вот рисунок, на котором художник изобразил, как один хитрец проверяет другого на детекторе лжи.

Идея рисунка в том, что нос проверяемого хитреца длиннее носа проверяющего хитреца. Проверяемый хитрее, изворотливее. Он вывернется, выкрутится, обманет, «выйдет сухим из воды».

Когда хотят сказать, что человек лжец и обманщик, ему пририсовывают длинный нос.

Обороты речи, указывающие на манеры хитрецов, всегда связанны с носом и нюхом: «Водить за нос» – значит обманывать. «Обвести вокруг носа», «оставить с носом» – значит обхитрить.

Жест «показать нос» – приставить к носу большой палец руки и оттопырить мизинец – означает «я тебя обманул».

«Снюхались» – говорят про сговор интриганов. Подчёркивая их проницательность, говорят: «пронюхали», «нюхом учуяли». Они любопытны, любят «совать свой нос» в чужие дела. Но иногда удаётся им «прищемить нос».

Считается, что от вранья растёт нос. Например, нос у деревянного человечка Пиноккио рос, когда он говорил неправду.

Длинный нос в народе считается признаком хитроумия. Однако физиогномика считает признаком хитроумия не длину носа, а «высокую спинку носа».

Итак, связь между хитроумием и носом (нюхом) отмечена народом и отражена в оборотах речи, сказках, поговорках, жестах. Следовательно, эта связь объективно существует, и дело физиологов объяснить её природу. Для психологии же важен лишь сам факт существования этой связи, а её физиологический механизм не имеет значения. Психология должна ведать душу, а не тело, ибо слово «психология» переводится на русский язык как «душеведенье», а «физиология» – как «теловедение».

С ролью Хитреца связаны три чувства: чувство неловкости (неуверенности), чувство стыда (срама, позора) и чувство брезгливости (омерзения, отвращения).

Когда человек испытывает чувство неловкости и неудобства, когда он оказался в неловком, неудобном положении, то говорят, что он чувствует себя «не в своей тарелке». Неловкое положение называют также щекотливым положением.

Чувство неловкости вызывает смущение, порождает стеснительность и застенчивость. Под воздействием неловкости человек становится осторожным, обходительным, деликатным, вкрадчивым. Он старается вести себя так, чтобы ненароком не помешать, не сделать что-нибудь не так. Он ходит на цыпочках, присаживается на краешек стула.

Чувство неловкости ещё называют чувством вины. Испытывая чувство неловкости, человек ведёт себя, как бы извиняясь, оправдываясь. Так ведут себя, когда хотят загладить свою вину, искупить грехи.

Чувство неловкости (неуверенности, неудобства), в сильном его проявлении, приводит к эксцентрическому поведению. В эксцентрических комедиях, персонаж, испытывая неловкость, хватается то за одно, то за другое, не знает, куда сесть, куда деть руки. Неловкость – это «любимый конёк» французского артиста-комика Пьера Ришара. Вечно извиняется и оправдывается.

Чувство неловкости, неуверенности называют «комплексом неполноценности». Когда человек ведёт себя, испытывая чувство неловкости, то ему говорят: «Чего ты комплексуешь? Не комплексуй, не суетись!»

От неловкости рождается угодливая, заискивающую манера поведения. Когда человек угодничает, лебезит, заискивает, то говорят, что он «прогибается», «шестерит», «лакействует», «холуйствует».

Из неловкого положения стремятся выкрутиться, вывернуться, поэтому людям, в характере которых доминирует роль Хитреца, свойственны обтекаемые фразы и уклончивая, витиеватая речь с постоянными разуверениями.

«Да говори прямо! Не смущайся, не стесняйся!» – говорят Хитрецу. Но он говорит уклончиво, намёками, темнит. От прямых вопросов ускользает. Не говорит ни «да», ни «нет», ни «может быть». Он юлит, увиливает. Изворачивается, как уж на сковородке. В глаза прямо не смотрит. Про такого говорят: «скользкая рыба». Он умеет «выйти сухим из воды». Однако Хитреца выдают лживые «бегающие» глаза.

Хитрецы – это люди быстрого и тонкого ума. Они умеют читать «между строк», понимать тонкие намёки, улавливать малейшие нюансы. Им свойственна живость ума, гибкость ума, находчивость и изобретательность. Они любопытны и любознательны. Они сообразительны и изворотливы. Их называют «змиями», но при этом считают умными людьми. Однако их ум не глубок, а знания зачастую поверхностны. Это люди спекулятивного ума. Это эрудиты, нахватавшиеся «по верхам» отрывочных сведений, но не обладающие глубокими знаниями.

Хитрецы – это мастера интриги, политеса и закулисных дел. Из них выходят политиканы и дипломаты. Не зря говорят, что неловкое, неудобное положение – это обыкновенное положение дипломата. Работа дипломата – выкручиваться из неловкого, из щекотливого положения.

Из медицинской практики известно, что при поражении или удалении лобных участков мозга человек утрачивает «быстроту ума», теряет остроумие и способность понимать юмор.

Другое чувство, связанное с ролью Хитреца, – это чувство стыда, срама, позора, конфуза.

От слова «стыд» происходит слово «стыдливость». Однако стыдливость, как черта характера, происходит не от стыда, от сопутствующего стыду чувства неловкости. Щекотливое, неловкое, неудобное положение – это положение на грани постыдного. Это желание избежать стыда, срама и позора.

Зная за собой вину, Хитрец юлит, изворачивается, переживает чувство неловкости. Но если его всё-таки «вывести на чистую воду», «сорвать с него маску», изобличить его, то он переживает обжигающее чувство стыда, срама, позора.

Когда хотят осрамить человека, опозорить его, то говорят, что надо «пригвоздить к позорному столбу». Почему именно «пригвоздить» – да чтобы не выкрутился, не отвертелся, не выскользнул.

Когда человеку стыдно, он не смотрит прямо в глаза. Он отводит взгляд, смотрит вниз, упирает глаза в пол, в землю. Говорят: «Стыдно было людям в глаза посмотреть. От стыда не знал, куда глаза деть. Хотел от стыда сквозь землю провалиться».

От стыда и позора прячут лицо, закрывают лицо руками, отворачиваются, закрывают своё лицо маской или тёмными очками. Типичный образ шпиона - человека с длинным носом, в тёмных очках, прикрывающий лицо воротником и шляпой. Ходит шпион на полусогнутых ногах и чего-то вынюхивает.

Опасаясь позора, грехи, пороки, постыдные, неблаговидные поступки скрывают, утаивают. То, что делать стыдно, – делают втайне, втихаря, в тени, за кулисами. Ибо делать постыдные дела под взорами людей позорно. Поэтому о постыдных делах умалчивают, темнят. Про постыдные дела говорят: «тёмные делишки», «тёмная история», «мутная история».

Хитрецам свойственна скрытность. Они всегда «себе на уме держат». Они стремятся, оставаясь в тени, действовать чужими руками. Они любят «плавать в мутной воде», любят «ловить рыбу в мутной воде». Их самих называют «мутными людьми».

Из них выходят «серые кардиналы» и «тайные советники вождей». Они любят создавать «теневое», закулисное правительство.

Когда Хитреца «выводят на чистую воду», когда тайное становится явным, когда грехи «всплывают», когда «мутные дела» проясняются, тогда всем становятся видны мерзкие и гадкие поступки. Всё оказывается на виду. «Поставить на вид» – это значит выставить на всеобщее обозрение, т. е. на всеобщий позор. Так делает командир, когда ставит провинившегося солдата перед строем и рассказывает всем о гнусном проступке, или учитель, когда ставит провинившегося ученика у доски перед всем классом. На виду перед всеми провинившийся чувствует неловкость и стыд. Эти чувства часто идут рядом, ибо связаны с одной и ой же ролью Хитреца.

Стыд, срам, позор называют обжигающим чувством. От стыда краснеют. Чувство стыда называют совестью человека. Когда человек переживает чувство стыда, то говорят, что его совесть не чиста, что его мучает совесть, его мучают угрызения совести, его жжёт позор воспоминаний:

Именно совесть зачастую останавливают людей от гнусных и мерзких поступков. Если человек способен стыдиться, осознавать свою вину, то говорят, что у него есть совесть. Но бывает иначе. Бывает, что человек «сраму неймёт», «врёт и не краснеет» (от стыда). Ему говорят: «Нет у тебя ни стыда ни совести».

Есть выражение «рефлексирующая русская интеллигенция», которое часто употребляли в отношении интеллигенции начала XX века. «Рефлексия» заключалась в том, что интеллигенция хронически испытывала чувства стыда и неловкости. «Рефлексия» выдаёт социальную роль интеллигенции. Напаскудничала интеллигенция – вот и рефлексирует – переживает стыд и неловкость.

Ещё одно чувство, связанное с ролью Хитреца, – это чувство брезгливости, гадливости, гнусности, отвращения, омерзения.

Омерзение – это отношение к чему-то грязному, нечистому. От чувства гадливости и омерзения происходят грязные ругательства: нечистый, гадкий, мерзкий, поганый, паршивый, пархатый, сраный, говённый, поносный, блевотный и т. д.

Ругательства бывают не только грязными – связанными с чувством омерзения, но и злыми, т. е. связанными с чувством злости. Не надо путать гнев и злобу с омерзением и гадливостью – это разные чувства, связанные с разными ролями. Чувство злобы порождает стремление приблизиться к объекту ненависти, чтобы порвать, уничтожить, замучить. В злобе говорят: «Ну, погоди, доберусь я до тебя!». Чувство же омерзения порождает желание отодвинуться от объекта омерзения как можно дальше, отряхнуться от грязи.

Когда человеку сделали мерзко, то говорят, что об него вытерли ноги, посадили его в лужу, вымазали в грязи, окунули в дерьмо, облили помоями, оплевали, обосрали. Про человека говорят: «влип», «вляпался» в говно, в мерзкую, пакостную историю.

Нечисть, нечистая сила – это нечто мерзкое и гадкое. Нечисть, гадость стараются раздавить, сжечь, уничтожить. Как слизняков, червяков, гадов… Поэтому мерзавцев бьют, кидают в них тяжёлые предметы. От липкой мерзкой грязи, от пакости стремятся очиститься. «Мерзких еретиков» сжигают на «очищающем» огне.

Можно заметить, что чувство гадливости и омерзения часто идёт рядом с чувством неловкости – ведь они связаны с одной ролью Хитреца. Например, если человек задумал сделать мерзкий и гадкий поступок, то он, перед тем как совершить его, переживает чувство неловкости. Например, перед тем как украсть, человек воровато оглядывается. Знает, что воровать гнусно, потому и чувствует неловкость. Этим переходом на роль Хитреца он выдаёт свой гнусный замысел.

Когда говорят, что лгать мерзко и отвратительно, то этим констатируют тот факт, что чувство неловкости (с которым обычно лгут) и чувство омерзения (отвращения) связаны с одной и той же ролью Хитреца-Обманщика.

Чувство омерзения идёт рядом и с другим чувством, связанным с ролью Хитреца, – с чувством стыда, срама, позора. Тот, кто измазан в грязи, переживает не только чувство омерзения и гадливости, но чувство стыда, срама:

Когда говорят, что в биографии человека есть «грязные пятна», то это означает, что человек совершал «грязные» и мерзкие поступки. Политиков, которые «запятнали» свою репутацию какими-то мерзкими делами, называют «грязными» политиканами. Известно, что «политика – это грязное дело», т. е. дело, вызывающее омерзение и отвращение.

Когда человек хочет подчеркнуть своё презрение к чему бы то ни было, то он называет это грязью. «Грязные деньги» – это деньги, полученные мерзким способом. Поэтому «грязные деньги» пытаются «отмыть».

Неблаговидные дела и поступки – это такие дела и поступки, которые не имеют благого вида. Поэтому чтобы опозорить человека, его сперва поливают грязью (в прямом или переносном смысле), а затем – выставляют на всеобщее обозрение, т. е. на всеобщий позор. При этом человек испытывает чувство омерзения от грязи, и чувство стыда оттого, что все видят его облитого грязью или помоями.

Дамочки, переживая чувство пренебрежительности, брезгливости, морщат носик, ходят, чуть приподняв локти, и восклицают: «Какая гадость! Какая мерзость!» С чувством гадливости мать говорит маленькому ребёнку на прогулке, когда тот хватает какую-нибудь грязную вещь: «Фу! Брось! Гадость! Кака!».

Чувство омерзения порождает брезгливость, чистоплюйство, ханжество. От чувства гадливости и омерзения рождается интеллигентское манерничание, кривляние. Маленькому ребёнку мать говорит: «Ешь! Не кривляйся!» – когда тот морщит носик, отворачивается в сторону, возит ложкой по тарелке.

Если чувство омерзения адресовано человеку, то это чувство называют презрением. Чувство презрения, брезгливости, омерзения живущее в душе у Хитрецов создаёт им презрительное выражение лица и морщины от носа к углам губ. Складывается впечатление, будто бы они постоянно морщат нос от вони, гнусавят. От них иногда приходится слышать выражение «эта вонючая глупость».

Слова гнусавый (голос) и гнусный (поступок) имеют общий корень – гнус. Переживая чувство омерзения, зачастую такие люди и сами норовят всем окружающим тоже сделать гадко и мерзко. Оттого их называют гадами, мерзавцами, подлецами. Хитрецы умеют распустить сплетни и слухи, любят наушничать, писать анонимные доносы, делать гадости исподтишка. Сделать гадость – «плюнуть в душу», – можно разными способами. В арсенале Хитрецов есть язвительность, цинизм, ёрничанье, ирония, сарказм, подъелдыкивание, ехидство. У них колкая, острая мысль.

Никто не любит находиться на роли Хитреца. Никому не нравится переживать чувства неловкости, стыда, омерзения. Эти чувства не нравятся всем людям, независимо от того, доминирует ли роль Хитреца в их характере или нет. Однако те люди, в характере которых роль Хитреца доминирует, – они умеют заранее обходить ситуации, в которых приходится испытывать неловкость, стыд, омерзение. А если уж и оказываются на роли Хитреца, то они хоть и стараются не подать виду, но в душе глубоко и сильно переживают чувства, связанные с этой ролью.

Каждому человеку известны чувства, связанные с ролью Хитреца. Другое дело, что в одних людях много качеств этой роли, а в других – мало. Человека, характеру которого не хватает качеств роли Хитреца называют жлобом. В нём нет обходительности и деликатности. Он не умеет «сглаживать острые углы», «обходить болячки». Ему не свойственны сомнения и колебания. У него нет ни стыда, ни совести. Он «сраму неймёт». Жлоб не брезглив. Ему не свойственна живость ума, находчивость и изобретательность. Он не любопытен, не любознателен.


Давно замечено, что существует связь между умом человека и его зрением. Молчаливый тихоня в очках – это давно сложившийся образ умника-всезнайки, образ мягкого, скромного человека. Связь между умом человека и слабым зрением настолько прочно утвердилась в сознании людей, что некоторые люди носят очки лишь для того, чтобы казаться умнее. «А ещё очки надел!» – с удивлением говорят про хама и грубияна, надевшего очки, чтобы выглядеть мягким и умным человеком.

Если Хитрецы обладают быстрым, но поверхностным, спекулятивным умом, то «очкастые умники», отличаются глубоким умом. Они способны легко развивать и перестраивать свою понятийную систему, вследствие чего обладают развитой системой понятий и представлений.

Увы! Удел умного – быть жертвой. Это справедливо и для людей, и для животных. Учёные часто проводят эксперименты на крысах – предлагают им решать разные «интеллектуальные» задачи. Держат всех крыс в одной клетке. Когда учёные забывают накормить крыс перед выходными днями, то крысы с голоду начинают поедать друг друга. При этом сначала съедают самых умных крыс, которые лучше всех решали «интеллектуальные» задачи. В клетке остаются только их меченые краской хвосты.

С ролью Жертвы связаны три чувства: восхищение, ужас (страх) и грусть (скорбь, отчаянье).

Чувство восхищения называют чувством прекрасного. Его выражают превосходными степенями и высокими оценками. Говорят: «чудно», «прелестно», «прекрасно», «превосходно», «замечательно», «изумительно», «восхитительно» и т. д. При этом обычно охают, ахают, глаза к небу закатывают.

Чувство восхищения отражено в известных строках Пушкина:

В. Высоцкий описал чувство восхищения так:

Чувство восхищения называют «высоким» чувством, «возвышенным» чувством. Это чувство является одним из чувств любви, ибо любовь бывает не только страстной или нежной, но и возвышенной. При возвышенной любви становятся перед возлюбленными на колени, целуют им ноги, обожествляют их, называют «светлый ангел мой», «мой идеал», «мой кумир». Часто выражение возвышенных чувств начинают с восклицания «О-О-О!». Например: «О-О! Я восхищаюсь и преклоняюсь…»

Возвышенное чувство прекрасного называют «чистым» чувством. Про того, кто переживает прекрасное и чистое чувство, говорят: «Его душа прекрасна и чиста». Когда говорят, что надо «очиститься душой», то речь идёт о том, чтобы глубоко пережить возвышенное чувство. Переживая это чувство, человек «очищается душой» от гордыни и самомнения, от злобы, зависти и всех других чувств, не связанных с ролью Жертвы.

Ни в коем случае нельзя путать возвышенное чувство с возвышающим чувством – с чувством «Я», чувством собственного достоинства и превосходства. Возвышенное чувство, в отличие от возвышающего чувства «Я», порождает не превосходство, а преклонение.

Возвышенное чувство обращено к «высокому» и «великому», т. е. к роли Кумира. Возвышенное чувство – это признание своей «малости» и «ничтожности» перед «великим» и «высоким». Поэтому, переживая возвышенное чувство, люди преклоняются. Из-за стремления преклониться перед прекрасным или великим под воздействием возвышенного чувства прекрасного роль Жертвы можно ещё называть ролью Поклонника или ролью Жертвы-Поклонника.

Люди, в характере которых доминирует роль Жертвы – это скромные и тихие люди. Они не стремятся привлечь внимание к своей персоне. Это очень искренние люди, способные чувствовать малейшую фальшь или неискренность других людей. Они впечатлительны и сентиментальны. Отличаются тонким восприятием цветовой гаммы, красоты и гармонии.

Если человек, в характере которого доминирует роль Кумира, одевается, как петух, павлин или попугай (ярко, броско, вычурно), то человеку с характером Жертвы свойствен хороший эстетический вкус и тяга к «мягким», неброским оттенкам.

Эти люди полагают, что «красота спасёт мир» и готовы бесконечно любоваться чем-нибудь на их взгляд красивым. Они выращивают красивые, но бесполезные и несъедобные растения – цветы. Шкурников бесит столь откровенная пустая трата времени и сил, как выращивание цветов. Шкурники говорят: «Хочешь любоваться цветами – любуйся, как картошка цветёт. От неё польза есть!»

Люди, в характере которых доминирует роль Жертвы, стремятся окружить себя красотой, предметами искусства. Шкурники же почитают предметы искусства бесполезными сборниками пыли и стремятся побыстрее «продать эту красоту пока есть идиоты, готовые её купить».

Если люди с характером Кумира, любят яркий свет, люстры, иллюминацию, то люди с характером Жертвы предпочитают мягкий, приглушённый свет от настольной лампы, торшера или бра.

В отличие от Шкурников, которые ничему не верят и никому не доверяют, люди с характером Жертвы, напротив, – очень доверчивые, внушаемые люди. Они подвержены гипнозу, лёгко входят в транс и медитацию. Они грезят, иногда с трудом отличая грёзы от реальности. Видят цветные, красочные сны. Вообразив что-либо, они могут уверовать в реальность этого. Иногда подолгу живут в придуманном ими, воображаемом мире. Их называют зачарованными.

Люди, в характере которых доминирует роль Жертвы, склонны прежде всего к возвышенной, духовной любви. Добиться от них плотской любви не просто. Их приходится долго обхаживать, как Дону Гуану – Инезу:

Инеза – пример человека, в характере которого доминирует роль Жертвы. Про таких говорят «дохляки».

Под словом «душа» часто подразумевают не весь мир чувств, эмоций, настроений и переживаний, а лишь часть этого мира – лишь возвышенные чувства. Когда говорят, что «в этом человеке есть душа», то имеют в виду, что этому человеку свойственны возвышенные чувства, что в нём развито «духовное начало».

Возвышенные чувства называют духовностью в человеке. Когда говорят, что из жизни уходит духовность, это значит, что в мире становится меньше светлых, высоких чувств, меньше охают, меньше ахают, реже складывают брови домиком, меньше восторгаются, меньше восхищаются, меньше молятся, реже глаза к небу закатывают, реже руки к небу вздымают.

Высокие чувства – это и есть духовность в человеке, это святость в человеке, это его чувство священного. Если человек постоянно переживает возвышенные чувства, то про него говорят: «Ах! Он святой!» – или – «Она святая!».

Святые чувства называют религиозными чувствами. Вот как свои святые чувства описал Даниил Андреев в книге «Роза мира»:

Высокие, святые чувства является столь же неотъемлемой частью души, как и другие чувства. Никакое чувство (и возвышенное чувство в том числе) нельзя вычленить из души, нельзя удалить из души, нельзя «ампутировать». Поэтому люди всегда будут верить в Бога, будут поклоняться Богу. Поэтому всегда будут существовать религии. Всегда будут существовать люди и организации (церкви, религиозные секты и общины), спекулирующие на святых, возвышенных, религиозных чувствах с целью получения выгоды. Остаётся надеяться, что в будущем для них появится соответствующая статья в Уголовном Кодексе – «религиозная пропаганда и разжигание религиозных чувств».

Те же возвышенные, святые чувства, которые переживают люди, обращаясь с молитвой к Богу, переживают и поклонники какой-нибудь эстрадной «звезды» или «обожаемого отца народов». Звёзды эстрады – тоже кумиры для их поклонников. В этом легко убедиться, просмотрев соответствующие видеозаписи или кинохронику. Не случайно, когда кто-то очень сильно восхищается и восторгается своим кумиром, говорят, что он его обожествляет, т. е. относится, как к Богу.

Служителей религий не зря называют духовниками и священниками – ведь они призывают переживать святые чувства, учат духовности, учат кланяться и молиться.

Святые, возвышенные, религиозные чувства – это эмоциональное состояние открытости и абсолютного доверия «великому». В таком состоянии человеку нужно кому-то исповедаться, рассказать всё «как на духу».

Возвышенное чувство порождает в человеке открытость и доверчивость – искреннее чувство маленького, беззащитного и слабого человека перед «великой доброй силой», которая защищает и укрывает. Это чувство толкает плачущих детей в объятия матери, заставляет их прижаться и никуда не отпускать от себя «великого и доброго». Поэтому, когда дети спят, они держат родителя за руку. С этим же чувством дети просятся на руки, а маленькие щенки жмутся под бок к маме-собаке.

Другое чувство, связанное с ролью Жертвы, – это страх, ужас, жуть.

Страх порождает испуг, трепет, робость, боязнь. Постоянный страх приводит к мании преследования.

Есть люди, которые говорят: «Я ничего не боюсь! Мне неведомо чувство страха!» Они лгут. Страха в душе может быть много или мало, но всё равно, хоть немного, да есть. Страх и ужас являются столь же неотъемлемой частью души, как и другие чувства.

Другое дело, что люди, в характере которых доминирует роль Жертвы, живут с постоянным страхом в душе. Они напоминают пугливую лань с огромными глазами. Не зря говорят: «У страха глаза велики». Вообще, всякий раз, когда речь заходит о чувствах и качествах души человека, с характером Жертвы, всегда упоминают её глаза. Например, пушкинский дон Гуан, говоря про Инезу, вспоминал её глаза, её взгляд.

Человека, в душе которого поселился страх, называют пришибленным, прибитым, «сломленным духом», надломленным. Говорят: «Ты чего ходишь как пришибленный? Ты чего от каждого куста шарахаешься?» О том, что человек оказался на роли Жертвы, о том , что он «сломлен духом», судят по его ужасу и страху, по его слезам.

Человека пугливого и боязливого называют слабым. При этом имеют в виду не физическую слабость, а «слабость духа». Поэтому роль Жертвы можно называть ролью Слабого, ролью Слабака или ролью Жертвы-Слабака.

Все религии эксплуатируют чувства, связанные с ролью Жертвы. Поэтому эти чувства и настроения были названы «поповщиной и достоевщиной».

Страх часто сопутствует возвышенному чувству, ибо они связаны с одной ролью Жертвы. Страх, сопутствующий возвышенным священным чувствам называют священным трепетом. Трепет и робость сопутствуют чувству возвышенной любви: к лицу влюблённого приливает волна жара, он краснеет, бледнеет, теряет дар речи.

Страх и молитва часто идут рядом. Обычно человек обращается к Богу и религии, когда напасти и невзгоды загонят его на роль Жертвы, когда страх и ужас сломят его гордыню, собьют с него спесь, поставят на колени.

Американский генерал Дуайт Эйзенхауэр справедливо заметил, что «в окопах не бывает атеистов». На войне, когда кругом рвутся бомбы, летят осколки и свистят пули, охваченный ужасом солдат, сжавшись в комок, молит: «Господи! Спаси! Пронеси!» То же самое делает человек, измученный болезнью. При новом приступе боли он молит: «Господи! Не оставь меня! Прости мне грехи мои и гордыню! Спаси и помилуй!» На той же роли Жертвы оказывается студент, который в ужасе перед экзаменом ставит Богу свечку и молит: «Господи! Пошли мне счастливый билет!»

Ещё одно чувство, связанное с ролью Жертвы, – это грусть, печаль, скорбь, уныние.

Грусть (печаль, скорбь) называют ещё чувством отчаянья и безысходности. Это чувство приводят к опустошённости и отрешённости, безразличию и одиночеству. Это чувство возникает, когда всё «достало», когда всё пропало, когда всё уже безразлично, когда опускаются руки.

Как поётся в известной песне А. Макаревича:

В состоянии скорби, печали, уныния всякое умствование, все слова и хитросплетения кажутся неуместными. В состоянии отрешённости и опустошённости часто находятся люди, пережившие сильное потрясение, например смерть близких. Им кажется, что вокруг «всё суета сует и томление духа». Чувству безразличия посвящена одна из книг Ветхого Завета – книга Экклезиаста.

В состоянии опустошённости человек сторонится общества. Он чувствует себя лишним в любой компании, на любом «празднике жизни». Люди с характером Жертвы – это «лишние люди».

Роль Жертвы – это роль несчастного человека. От горя и несчастий люди плачут. Людей с характером Жертвы плаксивы. Среди сказочных персонажей – это Пьеро, Дюймовочка, царевна Несмеяна.

Роль Жертвы – это роль умника-всезнайки. А, как известно: «многие знания – многие печали». «Горе от ума».

Отрешённость называют задумчивостью, состоянием «внутренней эмиграции», «погружением в себя», «впадением в прострацию», состоянием самопогружения и самосозерцания. Про человека, в таком состоянии души, говорят: «Его глаза развёрнуты внутрь. Он смотрит внутрь себя». Говорят: «Ему надо побыть наедине с самим собой».

Отрешённость приносит острое чувство одиночества. «Лишние люди» говорят о себе: «одиночество – праздник мой». Щемящее чувство одиночества – это чувство отчуждённости от этого мира. Его ещё называют ностальгией. Ностальгия – это чувство брошенного всеми, никому не нужного человека, у которого всё рухнуло, разбились все идеалы и не осталось ничего, кроме светлых воспоминаний.

Это чувство называют ещё чувством усталости и опустошённости. Когда человек устал от жизни, когда он измучен бедами и болезнями, когда он ощущает себя лишним, у него возникает стремление к уходу из мира, из жизни, т. е. возникает тяга к самоубийству. Чувство отрешённости – это чувство усталости. Про самоубийц иногда говорят: «Он устал жить». Тяга к самоубийству связана с осознанием бессмысленности, напрасности своей жизни. Это отражено в известной песне С. Никитина.

Тем, кто работает в телефонных службах спасения от самоубийства, давно надоели затяжные, многосерийные плаксиво-сопливые исповеди самоубийц: «Моя жизнь была напрасна… Я брошенный и одинокий, всеми покинутый и никому не нужный… Я решил покончить с жизнью».

Осуждение самоубийства религиями имеет очень важное значение. Пусть уж лучше люди идут в церковь и молятся там Богу, чем кончают с жизнью. Ведь и чувство одиночества, и возвышенное религиозное поклонение – это чувства, связанные с одной и той же ролью – ролью Жертвы. В церкви перед иконой можно выплакаться, помолиться, покаяться, открыть душу и исповедаться. Только ради одного этого и стоит содержать храмы Божьи, молельные дома.

Люди, в характере которых доминирует роль Жертвы – это молчаливые люди. Находясь на роли Жертвы человек немеет и от восхищения, и от ужаса, и от отчаянья, от опустошённости. Тихоня очкастый, «ботаник» или «ботан», как теперь говорят – это ученик-отличник, который сидит на первой парте в классе и, затаив дыхание, внимает словам учителя. Молчание, наряду с очками, является отличительной особенностью умных людей. Не зря говорят: «Молчи – за умного сойдёшь».

Каждому человеку известны чувства, связанные с ролью Жертвы: восхищение, страх и грусть. Другое дело, что в одних людях много качеств этой роли, а в других – мало. В человеке, которому не свойственны чувства, связанные с ролью Жертвы, – нет мудрости, нет глубины. Говорят, что в нём нет ничего святого, нет ничего чистого. Он не способен на самопожертвование. Он Бога не ведает, не боится.


Роль Чувство Душевные качества (черты характера)
Герой Вдохновение, азарт, кураж, драйв Пламенность, страстность
Скука, хандра Мятежность, непоседливость, нетерпеливость
Нежность, жалость, ласка Жалостливость, ласковость
Шкурник Жадность, алчность, вожделение Жадность, завистливость, ревнивость
Недоверие, подозрительность Недоверчивость, мнительность, подозрительность
Озабоченность, тревога Беспокойность
Простак Недоумение, растерянность, озадаченность Тупость
Дружба, верность Верность
Неприятие, обида Обидчивость
Злодей Твёрдость, строгость, уверенность Честность, правдивость
Гнев, злоба, ненависть Гневливость, злобность
Серьёзность, сосредоточенность Занудство, ворчливость
Кумир Превосходство, гордость Заносчивость, высокомерие, спесивость, чванство
Радость, смех Праздность, радушие (зубоскальство)
Благодушие, умиротворение Лень, сибаритство
Хитрец Неловкость, неуверенность Обходительность
Стыд, срам, позор Совестливость
Брезгливость, омерзение Чистоплюйство
Жертва Восхищение (возвышенное чувство) Высокая духовность
Ужас, страх Пугливость
Грусть, уныние, скорбь, печаль Меланхоличность

© Ролевая таблица чувств и душевных качеств защищена авторским правом и являeтся собственностью Татарова Николая Михайловича – автора этой книги.

У каждого типа характера есть свои особенности: свой стиль, свои взгляды на мир, свои поступки. Через эти особенности можно ухватить различие между 7 типами характеров.

Характер человека отражается в стиле его одежды.

  1. Стиль Героя – это авангард, если вообще у него есть какой-то стиль. Обычно Героев не интересует их внешний вид. Они надевают то, что ближе лежит. Одеваются же в стиле авангард те, кто «косят» под Героя, кто стилизуется под Героя.
  2. Стиль Шкурника – это военно-спортивный стиль (удобный и функциональный).
  3. Стиль Простака – это ширпотреб (как у всех).
  4. Стиль Злодея-Педанта – это классика (строгий стиль, благородная простота, подчёркнутый отказ от излишеств).
  5. Стиль Кумира – это пышность и роскошь, это яркие и броские цвета чтобы выразить свою индивидуальность.
  6. Стиль Хитреца – это серая невзрачность, это стиль шпиона.
  7. Стиль Жертвы – это нежный гламур и цвета невинности.

У каждого типа свои жизненные идеалы и ценности.

  1. Для Героя – это огонь, страсть, вдохновение и упоение.
  2. Для Шкурника – эффективность, рациональность, выгода.
  3. Для Простака – верность, товарищество, единение и взаимовыручка. Чтобы было без обид.
  4. Для Педанта – стойкость и надёжность, порядок и аккуратность.
  5. Для Кумира – престиж и успех, радость и благополучие, достоинство и самоуважение.
  6. Для Хитреца – очищение и оправдание, заглаживание вины, смытие пятен позора.
  7. Для Жертвы – служение светлому и высокому, жертвенность.

У каждого типа свой взгляд на мир.

  1. Для Героя всё в мире делится на скучное, увлекательное и милое. Простое для Героя скучно, а трудное – увлекательно.
  2. Для Шкурника всё в мире делится на глупое, подозрительное и вожделенное.
  3. Для Простака мир делится на своих, чужих и непонятных.
  4. Для Злодея мир делится на слабаков, хлюпиков, смутьянов и то, что нуждается в серьёзном к нему отношении.
  5. Для Кумира всё в мире делится на низкое, смешное и несущественное, на которое можно махнуть рукой.
  6. Для Хитреца всё в мире делится на неловкое, постыдное и мерзкое.
  7. Для Жертвы всё в мире делится на великое, ужасное и печальное.

У каждого типа свой грех.

  1. Грех Героя – непостоянство.
  2. Грех Шкурника – жадность.
  3. Грех Простака – тупость.
  4. Грех Педанта – жестокость.
  5. Грех Кумира – заносчивость.
  6. Грех Хитреца – подлость.
  7. Грех Жертвы – отчаяние.

Суть каждого из 7 типов характеров можно ухватить по поведению в той или иной ситуации.

Во время пьянки…

  1. Герой пытается всех увлечь в какое-то приключение: «пойти по бабам», набить вон тем морду.
  2. Шкурника «пробивает на измену». Он пытается перепрятать ценности («…тиха украинская ночь, но сало надо перепрятать»). Поутру после попойки свои перепрятанные вещи он найти не может, зато обнаруживает у себя новые вещи – где-то по пути к рукам прилипли.
  3. Простак переживает обиды, рассказывает, как начальники простой народ обижают, но в итоге он уйдёт с Героем.
  4. Злодей поначалу занудствует, но в конце может стать злым и агрессивным.
  5. Кумира сперва «пробивает на хавчик», а когда он насытится, то начинает красноречиво болтать и похваляться.
  6. Хитрец витийствует и постоянно оправдывается. При этом сам он почти не пьёт, но подливает другим.
  7. Жертва «плачет в жилетку» и пытается исповедаться.

В бою на войне…

  1. Герой, расстреляв в горячке боя все патроны, бросится с гранатой на танк или побежит в штыковую атаку.
  2. Простак, влекомый чувством «Мы», побежит следом за своим другом-Героем.
  3. Шкурник будет экономить патроны, поэтому весь запас патронов не израсходует. После боя он пойдёт собирать трофеи. Займётся мародёрством.
  4. Злодей перед боем будет долго и тщательно рыть окоп, будет аккуратно выкладывать бруствер, педантично укладывать гранаты в вырытые ниши. В бою он подпустит врага поближе и саданёт в упор, будет бить наверняка, чтоб никто не ушёл. После боя он добьёт раненых.
  5. Кумира в бою видно не будет, но перед боем и после боя он будет всеми командовать и всех поучать, а после боя непременно хвастливо расскажет о своих подвигах, что «если бы не он…».
  6. Хитрец будет служить писарем при штабе или адъютантом командующего и в бою участия не примет. Место Хитреца в контрразведке. Он шпионов нюхом чует.
  7. Жертва будет парализована ужасом и со смирением примет свою участь.

Нечто похожее произойдёт на пожаре…

  1. Герой бросится спасать кого-то из огня (мальчик спасает жалобно мяукающего котёнка).
  2. Простак, влекомый чувством «Мы», побежит следом за своим другом-Героем.
  3. Шкурник попытается прихватить, что плохо лежит.
  4. Злодей может попытаться навести во всем этом какой-то порядок, а после пожара проведёт расследование и накажет виновных со всей строгостью.
  5. Кумир будет всеми командовать, пытаться организовать тушение пожара, но сам к огню близко не подойдёт.
  6. Хитреца на пожаре не будет, хотя потом, возможно, он будет чувствовать стыд и неловкость за своё поведение.
  7. Жертва будет парализована ужасом зрелища. Будет плакать.

Кто чего в жизни ищет…

  1. Герой жаждет огня, ищет накал страстей.
  2. Простак хочет приобщиться к коллективу, чтобы всё было понятно и без обид.
  3. Шкурник хочет всё рационализовать, из всего выжать выгоду, на всём сделать деньги.
  4. Злодей во всём будет пытаться твёрдой рукой навести порядок.
  5. Кумир из всего будет делать шоу, праздник, карнавал с собой в главной роли.
  6. Хитрец хочет во всем видеть игру ума, изящество и тонкость мысли.
  7. Жертва жаждет красоты, которая должна, по её мнению, спасти мир. Хочет прекрасного и возвышенного.

Как появляется новое.

  1. Всё начинается с того, что разум Жертвы осеняет светлая мысль. Этот «очкастый умник» придумывает нечто новое и рассказывает об этом Герою.
  2. Герой-Энтузиаст загорается новой идеей и бросается воплощать её. Новое всегда продвигают энтузиасты.
  3. Простак помогает своему другу Герою.
  4. Когда Герой остывает к новому, за дело берётся прагматичный Шкурник. Он отбрасывает всё лишнее, упрощает, доводит до работающего образца и выгодно продаёт.
  5. Педант доводит конструкцию, отлаживает её, выжимает из неё все, на что она способна. Получается шедевр.
  6. Кумир, убеждённый, что всё в этом мире делается только для него, красиво похваляется тем, как он пользуется этой вещью. Как это круто, как понтово. Выпендрёж – основа PR-продвижения на рынке. Продукт становится модным.
  7. Хитрец подпоёт Кумиру.

На неблагоприятные воздействия каждый тип реагируют своей системой организма:

  1. Шкурники реагируют шкурой (воспалениями кожи, чесоткой) или неврозами, нервными расстройствами.
  2. Педанты – сбоями или чрезмерной активизацией выделительной системы («прошибло потом», «у плохого солдата перед боем понос»).
  3. Кумиры – несварением или тошнотой («Вах! Кушать не могу!»).
  4. Хитрецы – насморком, астмой или обострением аллергии на запахи.
  5. Герои – горячкой, расстройством половых функций. Герои обычно при малейшей простуде температурят под 40°, а у Педантов температура редко понимается выше 37,5°.
  6. Простаки – сердечными болезнями.
  7. Жертвы – ухудшением зрения.

    ВОЗРАСТ, ПОЛ И ХАРАКТЕР

С возрастом характер человека меняется. В юности и молодости организм человека полон сил и энергии, поэтому героический характер свойствен молодым в большей степени, нежели пожилым людям. Героическое начало в человеке – это дух молодости, это энергия молодости. С годами энергетика организма ослабевает и в характере человека всё сильнее и сильнее начинают проявляться качества других ролей.

Когда человеку говорят: «Ну когда же ты наконец повзрослеешь? Когда начнёшь серьёзно к жизни относиться», – это означает, что ждут изменение героической доминанты характера на педантскую доминанту. А ежели говорят: «Ну, когда же ты наконец повзрослеешь, когда бросишь своё ребячество и мальчишество, остепенишься, станешь солидным, важным и достойным?» – это значит, что под словом «повзрослеть» понимают изменение героической доминанты характера на кумирскую доминанту.

Тот, кто «повзрослел», – он уже не может себе позволить пробежаться вприпрыжку, попрыгать на одной ноге, азартно погонять мяч с мальчишками – «ведь несолидно, возраст уже не тот!». «Повзрослевший» должен быть важным и спесивым, должен торжественно шествовать с гордо поднятой головой. Но дело тут не в возрасте, а в роли.

Герои не «взрослеют». Они остаются азартными и вдохновенными «мальчишками» до седых волос, до старости. Про них говорят, что «душа у них молодая».

Генералиссимус Суворов до самой смерти был задорен, как мальчишка. Чтобы поднять войска в поход, он поутру кричал петухом, а перед Рымникским сражением, в свои 60 лет, не задумываясь о солидности поступка, залез на вершину самого высокого дерева, чтобы осмотреть позиции противника. Он вел себя явно несолидно, недостойно, по-мальчишески. Оттого солдаты верили ему, шли в бой на смерть и побеждали.

Суворов не любил пребывать в роли Кумира. Когда русские войска вступали в Милан, Суворов приказал своему денщику надеть роскошный, шитый золотом мундир и раскланиваться публике вместо себя.

Суворов часто говорил: «Вывеска дураков – гордость». Это верно. Чем глупее человек, тем более он стремится пребывать в гордой позе, тем более он лелеет в себе чувство собственного достоинства, тем более он стремится занять роль «центрального», «главного» – роль Кумира.

К старости энергетика организма ослабевает, человека начинают одолевать злые болезни. Поэтому многим пожилым людям становится близка роль Жертвы. Они начинают чаще задумываться о Боге, о спасении души, о тленности бытия.

Души мужчин и женщины, равно как и души всех остальных одушевлённых существ, устроены одинаково. Нет исключительно мужских или исключительно женских чувств, нет исключительно мужских или исключительно женских ролей. Иногда говорят про мужчину, что у него женский («бабский») характер, а про женщину, – что у неё мужской характер. Это связано с тем, что в традиционном обществе было чёткое распределение функций мужчины и женщины. Соответственно были «мужские» роли и «женские», «мужские» эмоции и «женские». В урбанистическом обществе нет такого чёткого разделение ролей на «мужские» и «женские». В современном обществе стало гораздо больше мужчин с женским характером и женщин с мужским.

С древних времён человек живёт вместе с прирученными им домашними животными. Коровы и лошади, овцы и свиньи, кошки и собаки, утки и гуси – все этих и других животных человек смог приручить и одомашнить благодаря своему животному началу – своей душе. Животноводство возникло исключительно благодаря животному началу в человеке.

Когда животные и люди живут вместе, то возникает общий коллектив, общая стая, общение в которой происходит на общем для всех одушевлённых существ языке – на языке души, на языке чувств и эмоций.

Между домашними животными бывают разные отношения. Иногда животные дружат между собой, а иногда враждуют. Бывает, что телёнок с поросёнком дружат между собой и спят в хлеву вместе. Про отношения вражды говорят: «живут, как кошка с собакой». Хотя часто кошки и собаки дружат между собой, если живут в одной семье.

Распределение членов коллектива по 7 ролям (по 7Я) не является исключительной особенностью какой-либо расы, народа или всего рода человеческого. Не всегда в коллективе (стае) состоящей из людей и животных человек выполняет роль главы. Бывает, что роль главы выполняет собака. Есть такие собаки, которые даже спят на кровати между супругами. Забавно слушать объяснения «хозяев» собаки по поводу ее беспредельной наглости, мол, порода у неё такая. Но тут дело не в породе собаки, а в её роли в данной семье (в данном коллективе). Но всё же чаще всего собаки выполняют роль Простака-Друга, поэтому им и дают соответствующие имена – «Друг» или «Дружок». Не зря говорят, что «собака – друг человека».

Одинокие люди или бездетные семьи обычно заводят домашних животных. Они заводят себе друзей или тех, о ком можно заботиться. Животным в семье-стае отводятся роли, дополняющие характеры хозяев. Поэтому по характеру других домашних животных можно судить о характере их хозяев.

Тот факт, что животные тоже обладают характером давно заметили натуралисты. Например, Сетон-Томпсон даже написал книги: «Животные-Герои» и «Судьба гонимых», где описал соответствующие характерам биографии животных.

Чтобы понять склад характера человека надо составить его психический портрет, т.е. портрет души. Для этого надо провести исследование (анализ) его души, т. е. провести психоанализ его личности.

Исследование души состоит из 2-х этапов:

  1. Сначала надо выявить превалирующие роли, надо выяснить, качеств каких ролей (каких «Я») в характере переизбыток, а каких – недостаток;
  2. Затем надо распределить роли по степени их предпочтительности для этого человека. Наиболее предпочитаемая роль – это доминанта характера (основное «Я» человека), менее предпочитаемая роль – его второе «Я», ещё менее предпочитаемая роль – его третье «Я» и т. д.

Мысленно перебирая роль за ролью, вспоминая жизненные ситуации, в которых ярко проявлялись те или иные черты их характеров, отмечая побудительные мотивы поступков, надо решить, качеств каких ролей (каких «Я») в характере переизбыток, а каких – недостаток.

По итогам исследования души можно составить психический портрет человека (портрет души), который можно представить в виде таблицы. Вот, например, психический портрет типичного «нового русского» из анекдотов о лихих 90-х годах:

Роль Избыток (+) или Недостаток (–)
Герой + +
Хитрец
Жертва – –
Шкурник + +
Простак +
Кумир + +
Злодей +

У «нового русского» из анекдотов много энергии, амбиций и жадности, т. е. в его характере явный переизбыток черт ролей Героя, Кумира и Шкурника. «Новый русский» твёрдый, но простоватый, т. е. в его характере умеренно присутствуют качества роли Простака и Злодея. У «нового русского» нет вкуса и чувства прекрасного, он не пуглив и не склонен впадать в отчаянье, т. е. в его характере явный недостаток черт роли Жертвы. В «новом русском» мало хитрости (он прямолинеен), т. е. в его характере умеренно недостаёт черт ролей Хитреца.

Напоминаю, что речь идёт о «новых русских» из анекдотов, а не о «братках». Реальность была далека от анекдотов.

В учебных целях можно попрактиковаться в определении склада характеров у персонажей известных сказок, романов, фильмов.

Вот задача про старика, старуху и золотую рыбку из пушкинской «Сказки о рыбаке и рыбке». Требуется выяснить склад характера (выявить превалирующие роли) старика и старухи. Исходные данные задачи таковы:

Старик со старухой прожили вместе 33 года. За это время их характеры притёрлись. В их семье, состоящей из двух человек, произошло распределение качеств 7 ролей по двум членам коллектива. Вопрос лишь в том, кому из них какие достались роли.

Вернёмся к сказке. Однажды старику в невод попалась золотая рыбка. Она взмолилась, попросила отпустить её и пообещала «дорогой откуп». Старик отпустил её без выкупа, а, вернувшись домой, рассказал об этом своей старухе.

Итак, старуха называет старика – дурачиной и простофилей. Видимо, не в первый раз называет. Скорее всего, старуха указывает старику на доминанту его характера – роль Простака. Сама же старуха проявляет деловую хватку. Роль Шкурника в их семье наверняка принадлежит старухе.

Вернёмся к сказке вновь. Старик пошёл к морю и выпросил у рыбки новое корыто.

Желание старухи хапнуть побольше приводит к возрастанию её запросов. Сначала она хочет не корыто, а избу. Затем:

Затем старуха «…уж не хочет быть она дворянкой, хочет быть вольною царицей«. И, наконец, старуха говорит:

Следует заметить, что по мере удовлетворения запросов, стремлениями старухи начинает двигать уже не жадность, а стремление возвысится. У старухи возрастают кумирские амбиции – желание властвовать. Скорее всего, в характере старухи переизбыток не только шкурности, но и кумирства.

В итоге, когда старуха захотела «чтоб служила ей сама золотая рыбка и была б у неё на посылках», то у неё возник конфликт с золотой рыбкой. Предлагаемая старухой роль (быть на посылках) золотой рыбке явно не понравилась.

Вывод. Поскольку старик со старухой прожили вместе 33 года, следовательно они давно притёрлись друг к другу, у них возникла сложившаяся семья, состоящая из двух членов. В их коллективе все 7 ролей распределены по характерам двух членов коллектива. Старухе достались роли Кумира (командует), Шкурника (хапуга) и Злодея (зло бранится), а старику – Простака, Жертвы (печалится) и Героя (жалостливый он и не корыстный – пожалел золотую рыбку и отпустил без откупа).

Старуха – глава семьи (ей досталась роль Кумира), а старик у неё «под каблуком». Он «муж мальчик, муж слуга из жениных пажей…«. Старуха бранила старика, командовал им, а он всё выполнял. Другой бы мужик (т. е. человек с другим складом характера) ещё за 30 лет до этого выбил из старухи спесь, заносчивость и прочие барско-начальничьи замашки. Другое дело, что может тогда, за 30 до золотой рыбки, склад характера у старухи был другой. Но муж ей достался слабохарактерный. Вот она его и подмяла под себя.

Обычно для определения склада характера человека достаточно выявить 2-3 превалирующие в его характере роли. Вот задача на выявление превалирующих ролей в характерах трёх сестриц из пушкинской «Сказки о царе Салтане». Итак:

Три сестрицы длительное время находятся вместе и характерами они давно притёрлись. А о своих характерах девицы рассказывают сами:

Первая девица любит праздники и пиры, любит настроение праздника и веселья. Она начинает говорить первой, т. е. любит главенствовать. Скорее всего, ей отведена роль Кумира.

Вторая девица:

Вторая девица склонна к индивидуальной кропотливой работе. Более того: ей такая работа нравится. Скорее всего, вторая девица обладает педантичным характером.

Третья девица:

Третья девица знает, что есть царь и назвала его «батюшкой-царём», т. е. сразу явно признала его главенствующую роль и свою скромную роль при нём. Наверняка и среди сестриц ей была отведена скромная роль тихони, т. е. роль Жертвы-Поклонника. Даже если сёстры и не помыкали ею, то уж точно не уважали её.

И тут вдруг, в один момент, сложившиеся между сестрицами отношения ломаются. Ролевое положение третьей сестрицы внезапно изменяется – она становится царицей, а две другие по велению царя Салтана становятся поварихой и ткачихой. Царь «указал им место». А то ведь они царицами быть хотели, а про царя в разговоре даже не упоминали.

Дальнейший ход событий в сказке показывает, что новые роли, указанные царём, не устраивают двух сестриц – не соответствуют доминантам их характеров.

Впрочем, и новая роль третьей сестрицы их тоже не устраивает. Первые две девицы на протяжении всей сказки стремятся извести третью, ставшую царицей.

Вот ещё задача на выявление превалирующих ролей в характерах персонажей мультфильма «Трое из Простоквашино»: мальчика Фёдора (его зовут «дядя Фёдор»), кота Матроскина и пса Шарика.

Дядя Фёдор является инициатором и зачинщиком в коллективе. Он способен увлекать коллектив за собой – именно по его инициативе весь коллектив уезжает в Простоквашино. Дядя Фёдор жалостливый. Он, в итоге, возвращается в город, но только потому, что жалеет маму с папой. А может он вернулся ещё и потому, что надоела ему жить в Простоквашино. Скорее всего, в характере дяди Фёдора превалирует роль Героя.

Матроскин – ярко выраженный Шкурник. Он прижимистый и недоверчивый. Когда в доме появляется скворчонок, Матроскин говорит: «Сдаётся мне, зря мы его кормим» – и решает пристроить птичку к делу. Он выучивает скворца говорить «кто там-м-м?!», чтобы: «Если кто захочет у нас что-нибудь своровать, постучит в дверь, а ему ответят «кто там-м-м?!» – тот подумает, что дома кто-то есть, и ничего воровать не будет!» Шкурники всегда всех подозревают в стремлении украсть, ибо сами не прочь…

Шкурникам свойствен прагматичный, потребительский подход к людям. Они норовят всех к делу пристроить. Поэтому, когда приезжает Дядя Фёдор, Матроскин радуется: «Ура! Мой любимый Дядя Фёдор приехал! Теперь мы вдвое больше сена для моей коровы заготовим!»

Шарику Матроскин говорит: «Нет от тебя в доме пользы – так, может, из тебя ездовую собаку сделать? Давай тебя продадим!». Шкурники – хозяйственные. Оттого в доме у Матроскина и молока много: во всех вёдрах, тазах, и даже в умывальнике молоко налито. Как настоящий Шкурник, Матроскин всё время почёсывается.

Когда надо обмануть почтальона Печкина, Матроскин выдумывает весьма характерный для Шкурника рассказ про своего дядю, который якобы живет у сторожа на гуталиновой фабрике и оттого шлёт всем родственникам ворованный гуталин. У Матроскина в голове не укладывается, как можно сторожить что-то и при этом не воровать то, что сторожишь.

О предыдущей жизни Матроскина известно, что он жил на корабле. Зная шкурный характер Матроскина, можно предположить, что выгнали его с корабля за воровство.

В мультфильме есть характерный эпизод. Во время охоты Шарик тонет в пруду. На дно его утянуло тяжёлое ружьё. Проплывавший мимо бобёр говорит Шарику: «Отпусти ружьё, и ты всплывёшь». Шарик отвечает: «Если я домой без ружья вернусь, меня Матроскин совсем со свету сживёт. За ружьё ведь деньги плачены, а моя жизнь бесплатная! Останусь здесь» – и обречённо ложится на дно рядом с ружьём.

В характере кота Матроскина, кроме роли Шкурника ещё явно превалирует роль Кумира. Он стал главным в коллективе, когда дядя Фёдор уехал в город. Матроскин явно подмял под себя пса Шарика.

Псу Шарику отведена роль Простака. Характерно то, что Шарик мало говорит и часто обижается на Матроскина. В конце концов, отношения Матроскина и Шарика заканчиваются забастовкой Шарика. Он фактически объявляет бойкот, перестаёт разговаривать с Матроскиным и только рисует на печке «фиг вам!». После этого всякая деятельность в хозяйстве прекращается.

Следует заметить, что в прототипе мультфильма – сказке Э.Успенского «Дядя Фёдор, пёс и кот» – характеры описаны несколько иначе, нежели они отражены в мультфильме «Трое из Простоквашино». Поэтому мультфильм является самостоятельным произведением, хоть и сделанным по мотивам сказки.

    ЧЕТЫРЕ МУШКЕТЕРА

Вот ещё задача на выявление превалирующих ролей в характерах персонажей романа Александра Дюма «Три мушкетёра»: Атоса, Портоса, Арамиса и примкнувшего к ним Д’Артаньяна.

Атос твёрдый и правдивый, замкнутый и молчаливый, холодный и жестокий. Он единственный, кто не сжалился над миледи и твёрдой рукой казнил её. Когда Атос направил на миледи пистолет и сказал, что выстрелит, если миледи не отдаст ему бумагу кардинала Ришелье, то миледи отдала ему бумагу, ибо знала твёрдость Атоса и не сомневалась, что он выстрелит. Именно Атос, будучи мужем миледи и страстно любив её, всё же безжалостно повесил её, как только увидел клеймо не её плече. Итак, в характере Атоса явно доминирует роль Злодея.

Портос глуп, тщеславен, хвастлив, заносчив, обожает роскошь и всё блестящее. Он любит вкусно и обильно поесть. Портос столь же тщеславен и в романе «Десять лет спустя» (заказывая костюм, он требует, чтобы «золото было повсюду»), сколь и в первом романе «Три мушкетёра», где он в летнюю жару носил плащ на шитой спереди золотом перевязи, которая со стороны спины была из обычной кожи. «Понт» для Портоса превыше всего. В романе «Двадцать лет спустя» он ввязывается в приключения только ради титула «барон». А ещё Портос любит вкусно и обильно поесть. Итак, в характере Портоса явно доминирует роль Кумира.

В романе «Три мушкетёра» есть эпизод, в котором ярко проявилось различие характеров Атоса и Портоса. У Атоса была шпага с очень дорогим эфесом, которая висела на стене его комнаты. Атос не носил эту шпагу, не «понтовался» с нею. Тщеславный Портос попросил у Атоса поносить эту шпагу. В ответ Атос собрал все деньги, которые у него были, и предложил их Портосу, а про шпагу сказал, что она покинет комнату, лишь когда комнату покинет сам хозяин. Люди с твёрдым характером умеют так отвечать «нет», что второй раз их уже не спросят.

Арамис хитёр и скрытен. В его жизни есть тайная сторона. Он умеет составить двусмысленный текст письма. Он знает подходы к сильным мира сего. Мушкетёры посмеиваются над лицемерной, с их точки зрения, склонностью Арамиса к религии. В итоге Арамис сделал блистательную карьеру в тайном ордене иезуитов, проявив себя мастером интриги. Итак, в характере Арамиса доминирует роль Хитреца.

Вместе с тем, Арамис действительно склонен к религии. После нескольких попыток удалиться от мирских дел и приключений, он, в конце концов, принимает духовный сан. Это значит, что роль Жертвы является одной из превалирующих ролей в характере Арамиса.

Азартный и вдохновенный Д’Артаньян явно обладает героическим характером. Азарт и вдохновение Д’Артаньяна проявились в схватке с де Жуссаком. Вот как эту схватку описал А.Дюма:

Д’Артаньян способен увлекать за собой. Именно Д’Артаньян вовлёк трёх мушкетёров в опасные приключения, связанные с бриллиантовыми подвесками.

Различие характеров Атоса и Д’Артаньяна проявились в их манере драться на шпагах. В романе «Двадцать лет спустя» описан эпизод их схватки на пустынной ночной дороге, когда Д’Артаньян преследовал сбежавшего герцога де Бофора. В этой схватке Д’Артаньян азартно атакует, а Атос твёрдой рукой отбивает все выпады. Этот эпизод иллюстрирует ролевую связку Героя и Злодея-Педанта с твёрдой рукой. О таких поединках поэты пишут как о столкновении льда и пламени.

Д’Артаньяну удалось войти в коллектив друзей-мушкетёров на свойственной ему роли Героя потому, что в коллективе трёх мушкетёров роль Героя была вакантна.

С возрастом характер меняется. С возрастом у Д’Артаньяна начинает проявляется ещё и хитрость. Дюма называет Д’Артаньяна хитрым гасконцем. Можно предположить, что роль Хитреца была вторым «Я» характера Д’Артаньяна. А с возрастом, когда энергетика организма ослабевает и героизма становится всё меньше и меньше, второе негероическое «Я» начинает проявляться всё ярче и ярче.

Вот ещё задача. Надо выяснить о каких типах характера идёт речь в песне кота Базилио и лисы Алисы «О жадинах, хвастунах и дураках» из кинофильма «Приключения Буратино» (Слова Б. Окуджавы, музыка А. Рыбникова):

В этом куплете песни речь о людях, в характере которых доминирует роль Кумира. Такие люди склонны к хвастовству. Они желают возвысится в глазах окружающих. Любят делать широкие жесты, «кидать понты». Достаточно подпеть немного хвастуну-Кумиру, дать ему побыть на любимой им роли, и он начнёт проявлять щедрость, шиковать, швыряться деньгами, делать широкие жесты, «сбрасывать с барского плеча» и т. д. Жулики пользуются этой чертой характера.

Следующий куплет про жадину:

В этом куплете песни речь о людях, в характере которых доминирует роль Шкурника. А Шкурники жадные. Из желания не упустить «медный грош» они готовы сделать что угодно. Про них говорят: «удавится за копейку».

Следующий куплет про дурака:

В этом куплете песни речь о людях, в характере которых доминирует роль Простака. Цель жуликов – найти простачка, наврать ему «с три короба», запутать его, и, в итоге, обмануть простого человека.

Итак, в песне кота Базилио и лисы Алисы «О жадинах, хвастунах и дураках» речь идёт способах игры на чувствительных струнах души трёх типов людей: Кумиров, Шкурников и Простаков.

Предлагается самостоятельно решить несколько ролевых задач. Требуется провести психоанализ (анализ души), т.е. выявить превалирующие роли характера и составить портрет души.

Принцип распределения по 7 ролям, по 7 Я – это всеобщий, универсальный принцип устройства всех коллективов – и малых, и больших. Всякий большой, многочисленный коллектив стремится к разделению на 7 частей – на 7 подколлективов, на 7 групп, на 7 компаний, на 7 семей. Стремится – это не значит, что достигает, но всё же стремится. В большом коллективе выделяются маленькие подколлективы – компании друзей и приятелей, которые стремятся стать сложившимися, притёртыми коллективами – т. е. стремятся превратиться в 7Я.

Подколлективы (группы, компании, семьи) разбирают роли в большом коллективе и, в конечном итоге, каждый подколлектив приобретает свой общегрупповой характер. Внутри себя каждый подколлектив (группа, семья, компания) стремится распределить характеры по 7Я, но снаружи он выглядит как целостность со своим общегрупповым характером, который добавляет к характеру каждого из его членов некие общегрупповые черты.

Если некоторого человека называют «душой коллектива», то это означает, что его характер совпадает с характером всего коллектива (точнее – совпадают доминанты их характеров).

Стремление коллективов к разделению по 7Я – есть та, причина, благодаря которой человечество обладает этнической структурой. Человечество не является безликой однородной массой людей, а разделено на народы, обладающие своим национальным характером.

Принцип 7Я масштабируется на всё человечество. Человечество – это большой коллектив, большая стая людей, которая разделяется на 7 больших сообществ – на 7 «миров», 7 «цивилизаций», 7 суперэтносов:

  1. Российский («евразийский») суперэтнос;
  2. «Евроатлантический» суперэтнос («западный мир», «западная цивилизация»);
  3. «Мусульманский» суперэтнос, «мир ислама» (от Марокко до Пакистана и Средней Азии);
  4. Восточно-азиатский суперэтнос (Китай, Япония, Корея…);
  5. Индийский суперэтнос;
  6. Латиноамериканский суперэтнос («латиносы»);
  7. Африканский суперэтнос (африканские негры).

Каждый суперэтнос обладает своим суперэтническим характером в семье суперэтносов человечества. Внутри себя каждый суперэтнос, в свою очередь, разделяется по принципу 7Я на этносы (нации, народы), обладающие своим национальным характером внутри своего суперэтноса. А каждый народ (этнос), в свою очередь, подразделяется по принципу 7Я на субэтносы, которые обладают своим субэтническим характером внутри своего этноса (народа).

Иначе говоря, этнической иерархии человечества (суперэнос, этнос, субэтнос и т. д.) соответствует иерархия характеров – суперэтнических, этнических, субэтнических, краевых, местных и т. д.

Люди живут в обществе, в семье, в коллективе. Каждый человек, хочет он того или нет, волей-неволей вынужден вступать в отношения с другими людьми. Жизнь каждого человека неминуемо связана с перипетиями отношений и, подчас, столкновениями характеров. Люди дружат и враждуют, сотрудничают и ссорятся, влюбляются и расстаются. Чтобы избежать трудностей и ошибок в отношениях с окружающими, надо научиться разбираться в людях. Надо понимать что от какого человека можно ждать, в чём на кого рассчитывать, в каких делах на кого полагаться, какие с кем строить отношения, а с кем и вовсе никаких отношений строить не надо.

Люди разные. У каждого человека свой склад характера, свои ценности, свои приоритеты. Нельзя судить по себе о всех людях. Нельзя ко всем людям подходить с одной меркой. К каждому человеку нужен индивидуальный подход. А чтобы понять какой именно подход нужен к конкретному человеку надо провести анализ его характера и составить портрет его души. Сделать это можно только с помощью Учение о 7Я.

Начинать надо с себя. Чтобы научиться понимать людей надо разобраться в себе, в своей душе, в своём характере. Человеку надо понять самого себя. Древние говорили: «познай себя – и ты познаешь мир». Это означает: познаешь 7 начал своей души, познаешь 7 своих Я – поймёшь характеры других людей. Ведь характеры всех людей устроены одинаково. Все характеры складываются из 7 начал, из 7 ролей, из семи Я. Разница лишь в избытке или недостатке того или иного начала в характере конкретного человека.

Опираясь на Учение о 7Я, человек может познать себя, понять склад своего характера и составить портрет своей души. Не надо лукавить с собой. Портрет души должен быть честным. Никто не знает человека лучше его самого. Надо самому себе честно признаться в том, качеств каких ролей в характере недостаток, а каких – избыток. Ведь зачатую людям хочется приписать себе такие качества, каких нет. Мужчинам обычно хочется, чтобы в характере было побольше героического начала и мужественности, а почти каждая женщина уверена, что никто не обладает таким чувством красоты и гармонии, как она :).

Понять самого себя – значит обрести себя. Ведь только поняв самого себя, человек сможет научится быть собой. Уметь быть собой – особенно важно для человека зрелого возраста, характер которого уже сложился, сформировался. Пытаться в зрелом возрасте быть другим, пытаться изменить свой характер – это значит пытаться ломать себя. Ни к чему хорошему это привести не может. Не надо «садится в чужие сани». Например:

Надо понять самого себя и заниматься теми делами, для которых требуются черты уже сложившегося характера, т.е. те дела, к которым «лежит душа». Чтобы добиваться успеха, не нужно ломать себя – достаточно не делать глупых ошибок. А для этого надо понимать себя и окружающих.

Человек имеет право быть собой – имеет право обладать таким складом характера, какой у него сложился. Но при этом надо уметь управлять собой. Надо понимать, что каждая черта характера, если предоставить ей волю, может увлечь и привести к весьма нежелательным последствиям. Человеку надо понимать себя, чтобы знать, когда и где самому себя сдерживать, а когда и где самому себя подстёгивать. Человеку надо понимать себя, чтобы стать хозяином своей судьбы.

Не надо стремиться изменить себя – достаточно понять себя. Другое дело, что познавая свой характер, наблюдая за собой и своими поступками, человек чаще заглядывает в свою душу, подлавливает себя на тех ли иных эмоциях. Человек начинает осторожно ощупывать мир своих чувств, мир своих душевных состояний. Понемногу человек открывает для себя чувства, которые раньше считал не заслуживающими внимания. Он открывает в себе роли, которые прежде не были свойственны его характеру. Постепенно характер человека начинает выравниваться, явные перекосы начинают выправляться. Превалирующие прежде роли уже выпирают не столь явно, а остальные роли начинают проявляться ярче. Человек понемногу изменяется и учится быть разным.

Искусство быть разным – это искусство перевоплощения, искусство на время становиться другим. Уметь быть разным – это значит не ограничивать себя какой-то одной ролью, каким-то одним набором чувств. Известная фраза: «Весь мир – театр, а люди в нём – актёры» – отражает истинное положение дел. Вот, например, идут по дороге два человека. Один – надменный и напыщенный. Он идёт, гордо подняв голову, выпрямив спину, расправив плечи. За ним поодаль идёт женщина в чёрном платке и скромном одеянии церковной послушницы. Вопрос: в чём разница между ними? – Да лишь в том, что в их душах доминируют разные роли. В душе одного – роль Кумира, а у другой – роль Жертвы. Они когда-то сами себе такие роли выбрали и давно с ними свыклись. Но со временем маска становится лицом, а роль становится судьбой – роль становится доминантой характера. Человек уже не играет роль, а живёт ею. Но от этого роль не перестаёт быть всего лишь ролью.

Познавая 7 своих Я, человек делает важное для себя открытие: оказывается, что те качества души, которые он почитал за своё «Я», на самом деле не более чем роль, которую он привык играть. И такую же роль играет не только он один.

Если человек думал, что его личность, его «Я» – это его твёрдость и непреклонность, его несокрушимость и непоколебимость его принципов, то это всего лишь роль Злодея, которую он привык играть, и которая стала доминантой его характера. А кроме него такую же роль играют миллионы других людей. Другой человек думал, что его «Я»– это его достоинство и превосходство. Но это всего лишь роль Кумира, которую он для себя выбрал. Третий человек думал, что он – это его духовность, его возвышенные чувства. Но это не более чем роль Жертвы-Поклонника, которую он себе выбрал. Четвёртый человек думал, что он – это его тонкость и обходительность, умение находить подход к людям и влиять на них. Но это не более чем роль Хитреца – его маска, которую он носит. Другое дело, что эти маски уже приросли к лицам, а роли стали судьбой.

У человека возникает вопрос: «А где же моё Я? В чём моя личная индивидуальность, моя неповторимость?» – Ответ таков: индивидуальность и неповторимость человека, если таковые и есть, находятся они не в его душе, не в его чувствах, не в ролях, которыми он живет или играет. Индивидуальность и неповторимость человека, если таковые у него есть, связаны не его душой, не с его характером, а с его разумом – с его познаниями и свершениями.

Как известно, внутренний мир человека состоит из души и разума. Разум – это мир образов, понятий и представлений, а душа – мир чувств, эмоций, настроений и переживаний. Мысли, идеи, понятия и представления живут в разуме человека, а чувства, настроения и переживания – в его душе.

Чувства, эмоции и настроения – это элементы души, это то, из чего состоит душа. Чувства называют состояниями души, называют позывами души, порывами души. Переживания, подчёркивая их принадлежность к душе, называют душевными переживаниями, а настроения – настроениями души. Чувства иногда ещё называют «струнами души». «Задевать струны души», «играть на струнах души» – значит пробуждать в душе человека те или иные чувства, вызывать в душе те или иные настроения и переживания.

Чувства – это язык души. Поэтому всех существ, способных переживать чувства и общаться на языке чувств, называют одушевлёнными существами, т. е. существами, обладающими душой. Язык чувств и отношений – это общий язык для всех одушевлённых тварей – для всех рас и народов, мужчин и женщин, людей и животных.

Русский язык не сомневается в существовании души и одушевлённых существ. В русском языке, говоря об одушевлённых существах, употребляют местоимения «кто», «кем», «кого», а, говоря о неодушевлённых существах, употребляют местоимения «что», «чем», «чего».

У языка чувств есть своя азбука, свой алфавит. Подобно тому, как из ограниченного набора букв складываются все слова, а из слов – предложения, так и любые переживания складываются из ограниченного по количеству набора чувств. Этот набор чувств называется базовым набором. Подобно тому, как все вещества состоят из ограниченного по количеству набора химических элементов, приведённых в таблице Д.И.Менделеева, так и все душевные переживания складываются из элементов базового набора чувств.

Вопреки устоявшемуся мнению, душа – это вполне постижимое явление. Устройство души не является неразрешимой загадкой. Это не удивительно. Ведь мир душевных настроений и переживаний знаком всем людям без исключения. Каждый день с утра до вечера человек переживает чувства и эмоции. Человек постоянно пребывает в том или ином состоянии души, в том или ином душевном настроении. В итоге, каждый человек, хочет он того или нет, волей-неволей является пожизненным исследователем души. Жизнь каждого человека от рождения до смерти – это непрерывный психологический эксперимент.

Для изучения мира чувств и эмоций нет нужды оборудовать лаборатории и проводить специальные эксперименты. Все психологические эксперименты уже триллионы раз проведены миллиардами людей, и каждый день продолжают проводиться вновь и вновь. Результаты этих экспериментов всем известны. Они обобщены в народной мудрости: в сказках и былинах, мифах и легендах, притчах и поговорках.

Изучением, ведением души должна заниматься наука под названием «душеведенье», что переводится на греческий язык, как «психология» («психе» – это «душа» на греческом языке, а «логос» – это «ведение»).

В основе психологии (душеведенья), должна лежать хорошая, «работающая» теория души (теория психики), которая:

Однако к теории души предъявляются ещё и дополнительные требования. Дело в том, что душа – предмет науки психологии – резко выделяет её из числа других наук. Если, к примеру, мир глубоководных моллюсков или арктических пауков знаком может десяти исследователям в мире, то мир душевных настроений и переживаний знаком всем людям без исключения.

Очевидно, что теория души (психики), которая должна лежать в основе психологии, обязана опираться на народную мудрость и опыт человечества. Теория должна вписывать и объяснять повседневный жизненный опыт людей, должна сводить общеизвестные наблюдения в стройную систему представлений.

Теория души (психики) должна быть понятной и убедительной. Теория не должна вызывать отторжения из-за непонятности или несоответствия реальной жизни. Напротив, теория должна казаться самоочевидной. Человеку должно казаться, что он примерно так всегда и думал, к чему-то подобному он всегда и шёл, что теория лишь упорядочила его представления о жизни, лишь свела их в стройную систему, расставила всё по своим местам.

Терминами психологии (душеведенья) должны быть слова простой разговорной речи, благо все психические явления – все порывы и состояния души – уже давным-давно получили свои обиходные названия. В разговорном языке любого народа непременно есть нужные слова. В психологии не должно быть заумно-научных слов, за которыми учёные так любят прятать отсутствие у них представлений о душе (психике).

Существует ли такая теория души (психики), которая удовлетворяла бы всем указанным выше требованиям? – Да, существует! Это ролевая теория чувств и отношений, которая является естественным дополнением к приведённому в этой книге Учению о 7Я.

Почему теория чувств, теория души (психики) называется ролевой теорией? – Потому что чувства – это не только язык души, но и язык отношений. Вопрос: «Как ты относишься?» – это всегда вопрос: «С каким чувством ты относишься?». Поэтому, в ответ на этот вопрос всегда называют какое-то чувство – «Я отношусь с восхищением (презрением, радостью, гордостью, ненавистью, недоверием, воодушевлением, ужасом и т. д.)».

Отношения и, следовательно, чувства, имеют ролевую природу. Они, явно или неявно, но всегда связаны с «местами», «позициями», «положениями» – т. е. с ролями.

Тоном речи, жестом, позой, за которыми всегда стоит чувство, эмоция, отношение, можно «указать человеку его место», «поставить человека на место». Другое дело, что в ответ можно услышать: «Ты за кого меня принимаешь?! В каком тоне со мной разговариваешь?!» Такой ответ означает, что человеку не нравится та роль (то «место»), которую ему указали.

Короче говоря, у каждого чувства, кроме силы (глубины), есть ещё и ролевая направленность, ролевая адресность. Любое чувство не только связано с некоторой ролью, но ещё и адресовано какой-то другой роли. Если бы чувства не обладали ролевой направленностью, то язык чувств не был бы языком отношений, и тогда тоном, эмоцией нельзя было бы человеку «указать его место», т. е. указать ему роль. Итак, чувства – это отношения между ролями. Каждое чувство – это отношение, обращённое ОТ одной роли К другой роли.

Поскольку душа – это мир чувств, а чувства – это язык отношений, которые имеют ролевую природу, то теорию души (психики) можно называть ролевой теорией психики или ролевой теорией чувств и отношений. Её суть такова:

Ролевая теория чувств и Учение о 7Я – это взаимодополняющие и взаимопересекающиеся части единого Учения о душе, это две неразрывные части единого целого.

Если в Учении о 7Я речь идёт о характерах людей, то в ролевой теории чувств и отношений речь идёт об отношениях между людьми. Если в Учении о 7Я речь идёт о людях, которые играют в ролевые игры, то в ролевой теории чувств и отношений речь идёт о ролевых играх, в которые играют люди.

Ознакомиться с ролевой теорией чувств и Учением о 7Я (в полной версии) можно в книге «Семь звёзд в деснице».

Ролевая теория чувств и отношений – это очень красивая и хорошо работающая теория. Она всё объясняет, всё ставит на свои места. В этом может убедиться каждый человек, сверив представления теории со своим личным жизненныс опытом.

Ролевая теория чувств – это стройная, логичная, изящная, элегантная теория. Это внутренне целостная теория, лишённая натяжек, нестыковок и противоречий. В этой теории всё «шьется», всё стыкуется. Она естественно вписывается в культурно-историческую традицию народов мира и повседневный быт людей.

Ролевая теория чувств даёт ответы на все жизненные вопросы, объясняет все моральные категории. Например, что есть ложь и что истина, что есть Бог и что дьявол, где они находится. Теория раскрывает секреты любви и тайны власти. Показывает анатомию смеха. Теория объясняет почему власть и слава «портят» людей? Почему смех и ужас несовместны. Почему люди любят смеяться сами, но не любят, когда смеются над ними, не любят когда их выставляют на посмешище?

Ролевая теория чувств описывает и объясняет ролевой механизм отношений, раскрывают схемы отношений (ролевые связки и ролевые треугольники), в которые укладываются многие жизненные ситуации. Ролевая теория чувств раскрывает секреты власти, объясняет перипетии любви, показывают сущность «вечных тем».

Теория описывает характеры людей и объясняет их поведение. Теория объясняет откуда берутся душевные болезни и психические патологии.

Понимать характеры людей, понимать язык чувств и отношений – это не менее важно, чем понимать язык слов или язык цифр. Подобно тому, как человека, владеющего арифметикой, нельзя обсчитать на рынке или в магазине, так и человеком, вооружённым знанием о душе, уже нельзя «вертеть». Им нельзя манипулировать, нельзя спекулировать на его чувствах и отношениях. Такой человек уже не будет заложником обстоятельств. Он сам будет хозяином положения. Захочет – сможет обернуть ситуацию в свою пользу, не захочет – сможет избежать участия в ненужных ему перипетиях. Он может просчитывать жизненную ситуацию вперёд, подобно тому, как водитель автомобиля всегда просчитывает вперёд дорожную обстановку. Познав свои чувства – познав струны своей души, – человек может понять, как другие люди играют на его чувствах – играют на струнах его души. А, если захочет, может и сам играть на струнах душ других людей.

Все люди разные. У каждого человека свой склад характера, свой жизненный опыт и свои представления о мире. Поэтому каждый человек по-своему принимает Учение о 7Я. Каждый по-своему расставляет акценты. Есть люди, которым это вообще не интересно. Но всё же большинство людей проявляет заметный интерес к Учению о душе. Обычно это происходит так.

Прочитав эту книгу (обычно на это уходит несколько часов), поразмыслив над содержанием, читатель приходит к выводу, что «всё это весьма похоже на правду» и ему надо получше разобраться в этом и кое-что взять себе на заметку. Начинается активное усвоение теории.

Прежде всего, теорию надо критически осмыслить. Надо убедиться в её истинности, проверить, а всё ли в теории стыкуется? Вдруг в теории есть ошибки? Может опыт всего человечества не верен и ролей-то не 7, а другое количество?

В процессе критического осмысления теории, пытаются не только усомниться в ней или оспорить её, но и пытаются выработать свою систему представлений о внутреннем мире человека. Каждый человек, в зависимости от склада своего характера, осмысливает теорию в свойственном ему стиле. Одни люди подходят к новому знанию осторожно и постепенно, возвращаясь к осмыслению ролевой теории чувств несколько раз. Иные же усваивает её весьма страстно и активно.

В период активного осмысления ролевой теории чувств некоторые люди даже уходят из дома и, погружённые в себя, несколько дней бродят не выбирая дороги.

Сверяя теорию её со своим жизненным опытом, и, раз за разом, убеждаясь, что теория «работает», человек делает удивительные для себя открытия. Теория оживает. Человек начинает повсюду видеть яркие типажи, начинает «читать» характеры окружающих и перипетии их жизненных ситуаций. Человеку начинает бросаться в глаза то, на что раньше не обращал внимания. И как раньше можно было всего этого не замечать!

Но проходит время, и суета повседневной жизни берёт своё. Текущие дела отодвигают Учение на задний план. Человек всё больше погружается в мир обыденных дел. Однако знание не пропадает. Учение продолжает жить в глубине сознания. Говоря компьютерным языком, Учение продолжает работать внутри человека в качестве фоновой задачи. Учение подобно сторожевой собаке, которая лежит у порога, дремлет, никто на неё не обращает внимания, да и она, кажется, ничего не замечает. Но если возникает угроза хозяевам, собака моментально просыпается, готовая порвать в клочья нежеланных гостей. Ролевая теория чувств и Учение о 7Я – это невидимые, но верные стражи души.

Ролевая теория чувств и Учение о 7Я – это верные помощники человека, верные стражи его души. Они удержат человека от многих, зачастую непоправимых, жизненных ошибок. Они помогут человеку подняться после тяжких неудач и разочарований. Ролевая теория чувств и Учение о 7Я делают человека сильным, морально устойчивым, дают ему непробиваемую «психическую броню».

Даже люди, казалось бы, хорошо изучившие ролевую теорию чувств, всё равно постоянно к ней возвращаются. Это тот самый случай, когда «повторение – мать учения». Люди возвращаются к Учению уже повзрослевшими и помудревшими. Возвращаются на новом витке своей жизни, чтобы открыть для себя новые пласты знания. Возвращаются, когда возникают трудности в отношениях с окружающими людьми, когда надо понять ситуацию, грамотно прочитать её.

Ролевая теория чувств и Учение о 7Я – это знание для себя, это знание для постоянного повседневного применения на протяжении всей жизни. Теория не противоречит жизненному опыту человека. Поэтому со временем теория начинает казаться всё более и более самоочевидной. Человек начинает искренне полагать, что он примерно так всегда и думал, а теория лишь упорядочила его представления о жизни, свела их в стройную систему, расставила всё по своим местам. В итоге Учение о душе органично вписывается в жизненное мировоззрение человека, становится частью его повседневного знания подобно тому, как частью повседневного знания являются письменность и счёт.

Одна из целей этой книги – дать людям базовые жизненно важные для них знания о мире и о себе, заложить человеку фундамент мировоззрения, ввести для него систему жизненных координат, показать систему жизненных ценностей, раскрыть смысл моральных категорий.

Ролевая теория чувств вместе с Учением о 7Я сразу поднимают человека на весьма высокий уровень миропонимания. И уже с высоты этих знаний он сам может найти свой жизненный путь.

Очень важно, что это компактные и легко усваиваемые знания. Не надо годами учиться в ВУЗах и университетах (тем более что там нет таких знаний). Достаточно за несколько часов прочитать эту книгу, обдумать, сверить новые знания со своим жизненным опытом и, дальше, всю жизнь пользоваться этими знаниями.

Возможность лёгко и быстро получить базовые знания, особенно важна для людей, волею судьбы живущих в отрыве от достижений цивилизации. Ведь не все люди живут в крупных городах, не все могут выбирать среду обитания и круг общения. Многие люди живут в условиях неблагоприятной социальной, экономической, этнической, криминальной обстановки. Многим из них жизнь кажется беспросветной.

Очень важно не дать человеку с самого начала его жизненного пути запутаться в передрягах, не дать ему ступить на путь преступлений, не дать ему увязнуть в религиозно-сектантских организациях. Помочь человеку стать хозяином своей судьбы, помочь ему найти свой жизненный путь, избавив от ненужных блужданий – вот цели, достигнуть которые позволяют знания этой книги.

К ролевой теория чувств и Учению о 7Я можно относиться как угодно, но, прежде всего, их надо знать. Их, как таблицу умножения, надо один раз выучить и всю жизнь пользоваться. Жизнь многих людей поделилась на две части: до и после ознакомления с ролевой теорией чувств и Учением о 7Я.

Жизнь каждого человека неминуемо связана с настроениями и переживаниями, перипетиями отношений и столкновениями характеров. Каждому человеку в его повседневной жизни необходимы знания о душах и характерах, об отношениях и переживаниях. Ликвидация всеобщей безграмотности в области душеведенья (психологии) – является одной из важнейших задач современности.

Лучше всего нести людям знания о ролях коллектива и типах характера через культ семи Я. Культ 7Я – это не революция в культуре и мировоззрении. Культ 7Я – это лишь возвращение к глубинным истокам традиционных культур, ибо культ 7Я давно знаком большинству народов по их древними культами семибожия.

В древней Руси существовал культ 7 богов – это пантеон языческих богов князя Владимира: Перун, Хорс, Стрибог, Симарьгл, Мокошь, Волос, Сварог. У каждого языческого бога был свой характер и своя «специализация».

В Греции культ 7Я – это культ 7 верховных богов-олимпийцев. У каждого бога в греко-римской мифологии свой характер: Юпитер (глава пантеона) – пышный и величественный, Сатурн – твёрдый, жёсткий, холодный, Меркурий (покровитель торговли) – хитрец и обманщик (как известно, «не обманешь – не продашь»), Аполлон (бог Солнца) – пламенный и вдохновенный, Венера – богиня красоты, богиня прекрасного и возвышенного.

У осетин культ 7 богов отражён в святилище Авд дзуары (7 божеств) близ Галиат в Северной Осетии и представлен в нартском эпосе сюжетом «Дары небожителей Сослану». Город Феодосия в Крыму назывался на аланском (таврском) языке Ардавда, что значит Семибожий, т.е. «город семи богов». В осетинском языке есть выражение «целебное зелье 7 божеств». В речевом этикете осетин пожелание в адрес гостеприимных хозяев звучит, как «Изобилие 7 Богов». Есть выражения: «сияние Семи богов», а также: «Ты, достойный пребывания в светлом рае Семи богов!»

В Индии культ 7Я – это культ 7 великих Риши (семь провидцев), которым боги открыли ведийские гимны. 7 Риши (Саптариши) – это 7 мудрецов, отождествляемых с 7 звездами Большой Медведицы. 7 Риши – это 7 сыновей бога Брахмы, рождённые из его ума. Семеро Риши считаются творцами Вселенной и прародителями всех ныне живущих. Семерых великих Риши зовут: Бхарадваджа, Кашьяпа, Гаутама, Вишвамитра, Джамадагни, Васиштха и Атри.

В Китае культ 7Я – это культ «7 мудрецов из бамбуковой рощи» (Юань Сянь, Сян Сю, Цзи Кан, Юань Цзи, Ван Жун, Шань Тао и Лю Лин). Они являются персонажами многочисленных историй, произведений живописи и литературы.

Семь китайских мудрецов из бамбуковой рощи

В Японии тоже есть свой культ 7Я – это 7 богов счастья и удачи. Если у нас в России под Новый год подарки приносят Дед Мороз со Снегуркой, то в Японии новогодние подарки привозят 7 богов счастья и удачи. В первые три дня Нового года, когда все в Японии украшает свои дома на счастье и удачу, волшебный корабль сокровищ Такарабунэ, нагруженный золотом, рисом, мудростью, знаниями, долголетием, здоровьем и удачей, высаживает на берег 7 богов счастья: Эбису, Дайкоку-тэн, Хотэй, Дзюродзин, Фукуродзю, Бисямон-тэн, Бэндзай-тэн. Боги готовы наделить счастьем любого встречного и помочь даже с самой обыденной и будничной просьбой. Каждый из 7 богов обладает своим характером и своей «специализацией». Каждому из 7 богов присущ свой набор душевных качеств. Можно провести аналогию между характерами 7 японских богов счастья и 7 греко-римских богов.

Семь японских богов счастья и удачи плывут на корабле сокровищ «Такарабунэ»

Культ 7Я – это добрый и мудрый культ, который помогает человеку понять себя и окружающих. Это отправная точка, с которой начинается большой путь в мир знаний о человеке.


    ЧТО ЕЩЁ МОЖНО ПОЧИТАТЬ О СЕМИ Я И РОЛЕВОЙ ТЕОРИИ ЧУВСТВ:

Издательство «Интермедика» Издательство «Питер» 7Я. Краткий курс
  1. Татаров Н.М. Учение о семи «Я». – СПб.: Интермедика, 1999.
  2. Татаров Н.М. Язык чувств. – СПб.: Питер, 2003.
  3. Татаров Н.М. 7Я. Краткий курс. – [б.м.]: Издательские решения, 2017.
СЗФ РАО N 84 от 06.10.1995 г. СЗФ РАО N 342 от 04.11.1997 г.

Книга «7Я. Краткий курс» является адаптированным фрагментом книги «Светопреставление» (глава 2).

© Логотип 7Я, а также все его изображения защищены авторским правом и являются собственностью Татарова Николая Михайловича – автора этой книги.